Закон о митингах и филибастер простофиль

Поправки к КоАП, увеличивающие наказание за нарушения в ходе массовых акций, были приняты Госдумой и Советом Федерации.

Парламентская и несистемная оппозиция упорно критикует новый закон: ‘несогласные’ заявляют, что он приведет к фактическому запрету протестных митингов и едва ли не отменит 31 статью Конституции. Однако, в сравнении с законами о массовых акциях в США и странах Европы, сложно назвать нынешние поправки в КоАП чрезмерными. Например, штраф за нарушения на митинге в Швейцарии может достигать 110 тысяч евро, во Франции — 75 тысяч, что сопоставимо со средним годовым доходом жителей этих стран. Для любого массового мероприятия, проходящго как на улице, так и в помещении, необходимо получить разрешение в Германии, в противном случае для разгона несогласованной акции полиция имеет право по своему усмотрению применять все необходимые спецсредства вплоть до огнестрельного оружия. Аналогичные запреты и ограничения действуют практически во всем цивилизованном мире, однако ‘несогласные’ почему-то не спешат объявлять власти этих стран ‘врагами демократии’ и ‘душителями гражданских свобод’.

По данным опроса Всероссийского центра изучения общественного мнения, в целом россияне относятся к поправкам в закон о массовых акциях положительно. 68% респондентов согласны с созданием выделенных зон для проведения митингов и запретом скрывать лица под масками для участников акций. Многократное повышение штрафов оказалось наиболее спорным для участников опроса: 47% ответили, что не поддерживают эту меру.

Хотя в Госдуме парламентская оппозиция пыталась затянуть принятие поправок, устроив ‘итальянскую забастовку’, в Совете Федерации документ был принят практически единогласно сенаторами от всех партий.

Реакция власти

Александр Сидякин, депутат ГД от «Единой России», автор законопроекта:

Оппозиция таким образом (депутаты от «Справедливой России» пытаются затянуть рассмотрение законопроекта) зарабатывает себе дополнительные очки. Эту тему они вот таким образом эксплуатируют, противопоставляя себя нам, и борются за голоса избирателей. Ничего удивительного в этом нет.
Что касается необходимости принятия поправок, то они прежде всего обусловлены нашей заботой о безопасности граждан, которые ходят на митинги, и тех людей, которые не участвуют в митинге и живут в городе. Они обусловлены тем, что протесты в последнее время радикализировались. Поэтому я и мои коллеги отреагировали путем внесения проекта.

Ольга Баталина, зампред комитета ГД по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления:

Внесенные Госдумой «митинговые» поправки в КоАП приводят старые федеральные законы в соотвествие с новыми реалиями активной политической жизни. Они не препятствуют проведению протестных акций, а лишь накладывают на их организаторов и участников ответственность за безопасность как митингующих граждан, так и окружающих людей.

Поправки, которые принимались Госдумой сегодня, направлены только на одно — на обеспечение безопасности как участников мероприятий, так и тех людей, которых в них участия не принимают — но в силу разных обстоятельств оказались рядом с ним. Дело том, что действующие на текущий момент федеральнные нормы в части проведения митингов, демонстраций, собраний, шествий принимались достаточно давно и они, увы, не отражают нынешней действительности. В последние годы она серьезно изменилась. Массовых уличных мероприятий, как проявления своей гражданской позиции, стало больше, их формы стали разнообразнее, появились новые методы их проведения — но многое из этого в федеральном законодательстве отсутствует. Таким образом существовавшие законы сейчас никак не защищают ни участников, ни общества от провокаций, от разного рода незапланированых сбоев. В результате мы получаем то, что получили 6 мая, — когда мирные люди, которые пришли на политическое мероприятие, попали в беспорядки, оказались в их эпицентр, хотя сами таких намерений не имели. Теперь принимаются изменения, которые предусматривают большинство ситуаций.

Несмотря на распространенные мифы, я не считаю, что эти поправки накладывают какие-то ограничения на политическую, гражданскую или общественную активность. Добросовестным организаторам акций они не препятствуют никоим образом, они мешают лишь тем, кто еще на этапе замысла мепропрятия планирует нарушение закона. А нарушения эти, как мы видим, оборачиваются нарушением свобод других людей, которые не принимают участие в протестах, ущербом здоровью участников, кстати, сбоям в жизни города. Тем, кто не собирается нарушать закон, — опасаться нечего. Да, организаторам мероприятий придется быть более дисиплинированными, серьезнее продумывать меры безопасности, больше внимания уделять подготовке. Но это никоим образом не препятствует его проведению. И уж поскольку уличные мероприятия так вошли в нашу жизнь, став регулярной формой выражения протеста или поддержки, — мы должны сделать все, чтобы они были не несли угрозы городу и обществу.

Реакция оппозиции

Илья Пономарев, «Справедливая Россия»:

Cогласно регламенту, придется за каждую поправку голосовать отдельно. Почти четыреста поправок. На каждую должно выделяться три минуты — мы их до пятницы обсуждать будем. Но сейчас время на каждую поправку сокращено до 15 секунд. Это все равно часов десять работы. Надеюсь, заседание затянется до полуночи. И не все депутаты-единороссы выдержат такой режим. Многие уйдут, тогда у нас появится шанс провалить закон при голосовании.

Илья Яшин, «Солидарность»:

Нам говорят: надо повышать штрафы за нарушения на митингах, потому что в Европе и США они значительно выше, чем в России. Пора, мол, догонять. Аргументы, что сначала, может, надо догнать западные страны по уровню жизни, привести в соответствие с европейскими стандартами пенсионную, медицинскую, судебную системы, — не принимаются.

Митинговые штрафы за границей и правда выше, но как можно их рассматривать в отрыве от уровня дохода граждан? В Великобритании максимальный денежный штраф за нарушение в ходе демонстрации составляет примерно седьмую часть среднестатистической зарплаты, в Японии — пятую. В США штрафы выше, и если вы серьезно набедокурили, можете отдать государству три четверти средней месячной зарплаты.

Смысл ужесточения законодательства понятен: запугать граждан и сбить протест. Господин Сидякин, собственно, и не скрывает, что закон принимается для давления на оппонентов власти. Внесение поправок в закон он сопроводил недвусмысленной записью в твиттере: «Готовьте кэш, оппозиционеры!»

Реакция СМИ

РИА Новости:

Госдума поддержала поправку о повышении штрафов за нарушения на митингах — максимальные штрафы для граждан повышаются до 300 тысяч рублей, для должностных лиц — до 600 тысяч рублей.

Соответствующая поправка была вынесена на отдельное голосование в ходе рассмотрения Госдумой во II чтении законопроекта о повышении штрафов за нарушения на митингах. При необходимых 226 голосах за нее проголосовали 240 депутатов, против — 147.

Штраф может налагаться за нарушение законодательства о собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетировании, нарушение установленного порядка их организации или проведения, за появление в состоянии алкогольного, наркотического, токсического опьянения в общественных местах, блокирование транспортных коммуникаций, уклонение от исполнения административного наказания.

Штраф за воспрепятствование организации, проведению и участию в собрании, митинге, демонстрации, шествии или пикетировании, а также за принуждение к участию в них устанавливается на граждан в размере от 10 тысяч до 20 тысяч рублей, для должностных лиц — от 30 тысяч до 50 тысяч рублей. Сейчас эти штрафы составляют соответственно 100 рублей для граждан и от 100 до 300 рублей для должностных лиц, в принятой в I чтении редакции законопроекта их предлагалось поднять до 10 тысяч — 900 тысяч для граждан и до 50 тысяч — 1,5 миллионов для должностных лиц.

Штраф за нарушение организатором публичного мероприятия установленного порядка организации или проведения митинга предлагается установить на граждан в размере от 10 тысяч до 20 тысяч рублей или в виде обязательных работ на срок до 40 часов, на должностных лиц — от 15 тысяч до 30 тысяч рублей, на юридических лиц — от 50 тысяч до 100 тысяч рублей.

Если публичное мероприятие было проведено без уведомления соответствующих органов власти, то на граждан-организаторов предлагается налагать штраф от 20 тысяч до 30 тысяч рублей или обязательные работы на срок до 50 часов, на должностных лиц — штраф от 20 тысяч до 40 тысяч, на юридических лиц — от 70 тысяч до 200 тысяч рублей.

Если при проведении публичного мероприятия были созданы «помехи в движении пешеходов и транспортных средств, привлечение дополнительных сил и средств полиции, превышение норм заполняемости территории (помещения)», то на граждан-организаторов рекомендуется накладывать штраф от 30 тысяч до 50 тысяч рублей или обязательные работы на срок до 100 часов, на должностных лиц — от 50 тысяч до 100 тысяч рублей, на юридических лиц — от 250 тысяч до 500 тысяч рублей.

Если в результате нарушений на митингах был причинен вред имуществу, то на граждан предлагается накладывать штраф в размере от 100 тысяч до 200 тысяч рублей или обязательные работы на срок до 150 часов, на должностных лиц — от 200 тысяч до 400 тысяч рублей, на юридических лиц — от 350 тысяч до 700 тысяч рублей.

Если нарушения на митингах сопровождались причинением вреда здоровью, то штраф на граждан-организаторов предлагается налагать в размере от 150 тысяч до 300 тысяч рублей или обязательные работы на срок до 200 часов, на должностных лиц — от 300 тысяч до 600 тысяч рублей, на юридических лиц — от 500 тысяч до 1 миллиона рублей.

Помимо наказаний для организаторов предлагается установить отдельные штрафы для нарушающих порядок участников митингов.

Нарушение участником публичного мероприятия установленного порядка проведения митинга, а также собрания, демонстрации, шествия или пикетирования предлагается наказывать штрафом от 10 тысяч до 20 тысяч рублей или обязательными работами на срок до 40 часов. Если действия участника митинга привели к причинению вреда здоровью человека или имуществу, то предлагается установить штраф в размере от 150 тысяч до 300 тысяч рублей или обязательные работы на срок до 200 часов.

Организация или проведение несанкционированных публичных мероприятий в непосредственной близости от ядерных объектов, если это осложнило работу таких объектов или создало угрозу безопасности населения и окружающей среды, предлагается наказывать штрафом в размере от 150 тысяч до 300 тысяч рублей или административным арестом на срок до 15 суток. Такое же наказание будет применяться и в отношении активных участников таких акций.

ВЦИОМ:

Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) представляет данные о том, как россияне оценивают основные положения законопроекта о массовых мероприятиях.

Митинги в «гайд-парках» и запрет скрывать лицо их участникам — самые популярные инициативы нового законопроекта о массовых мероприятиях. Наибольшую общественную поддержку получили идеи проведения митингов только в нескольких специально-отведенных местах, «гайд-парках», и запрета на участие в массовых мероприятиях гражданам, скрывающим лицо масками (по 68%). Высок уровень одобрения и инициативы привлекать к ответственности организаторов массовых мероприятий в случае, если их участникам был причинен вред (64%). В целом одобряемое предложение — введение наказаний за нарушения в ходе митингов в виде общественных работ (его позитивно оценили 54% опрошенных).

Спорную оценку получила идея введения штрафов за несанкционированное массовое скопление людей в общественном месте, если оно будет иметь признаки массового мероприятия: 45% поддержали ее, 41% — нет.

Наиболее дискуссионным остается предложение резко повысить штрафы за нарушение согласованных условий проведения массовых мероприятий: почти половина опрошенных отнеслась к этой идее без энтузиазма (47%).

Инициативный всероссийский опрос ВЦИОМ проведён 26-27 мая 2012 г. Опрошено 1600 человек в 138 населенных пунктах в 46 областях, краях и республиках России. Статистическая погрешность не превышает 3,4%.

Интерфакс:

Депутаты Госдумы продолжают обсуждать закон о повышении штрафов за нарушения на митингах. В среду комитета по конституционному законодательству и государственному строительству рассматривал поправки, поступившие ко второму чтению законопроекта. Решено, что маски можно будет носить на карнавалах, но нельзя на митингах, уведомлять власти о проведении свадьбы с большим числом гостей не нужно, даже если невеста — активистка оппозиции и в белом платье. Закрывать лицо фатой ей тоже, скорее всего, разрешается.

Напомним, законопроект о повышении штрафов за нарушения на массовых мероприятиях, предложенный «единороссами», уже прошел первое чтение. Сейчас депутаты обсуждают поправки, внесенные ко второму.

Документ запрещает митингующим скрывать лица — ни маской, ни марлевой повязкой. Эта норма водится для того, что чтобы не затруднять установление личности нарушителей.

Депутат-эсер Дмитрий Гудков в ходе обсуждения поинтересовался, не надо ли ему подавать уведомление в мэрию в связи с предстоящей у него в июле свадьбой. «Любая свадьба может превратиться в политический перфоманс, а у нас жених и невеста — представители политической организации», — заметил он. Кроме того, депутат считает, что возникает вопрос и в связи с использованием масок на карнавальных шествиях. Разговор на эту тему охотно поддержали и другие члены комитета. В итоге большинство согласилось с тем, что на свадьбы и карнавалы нормы, предлагаемые в проекте закона, не распространяются, и штрафы организаторам свадеб за некую политизацию торжеств не грозят.

Член фракции «Справедливая Россия» Илья Пономарев предложил открыть лица сотрудников полиции и обеспечить каждого из них — на видном месте — номерным жетоном, чтобы и участники акций могли зафиксировать в случае необходимости правонарушения, совершенные, например, сотрудником ОМОНа. По его словам, 6 мая на Болотной площади было зафиксировано порядка 20 нарушений со стороны полицейских, однако установить, кто конкретно их совершил, невозможно, так как «лица прикрыты шлемами, которые к тому же еще бликуют, а жетоны отсутствуют». Относительно жетонов председатель комитета Владимир Плигин согласился: «Давайте посмотрим в этом направлении закон о полиции».

Одновременно закон пополнился рядом новых штрафов. Во-первых, наказывать предлагается за вынужденное усиление полиции. Представители думской оппозиции — фракций КПРФ, «Справедливая Россия» и ЛДПР — считают, что эту норму можно будет активно использовать против участников и организаторов акций через искусственное привлечение дополнительных сил и потом ставить это в вину ее участникам, налагать на них штрафы. Об этом, в частности, говорил на заседании Илья Пономарев. Глава комитета Плигин заявил, что «привлечение дополнительных сил здесь напрямую привязано к нарушениям».

РБК:

Рассмотрение поправки сопровождалось широкими дискуссиями. Так, депутат Госдумы от «Справедливой России» Дмитрий Гудков поинтересовался у коллег, означает ли это, что в случае эпидемии гриппа людям также будет запрещено носить марлевые повязки. В ответ глава профильного думского комитета Владимир Плигин посоветовал «эсеру» не пытаться искать «лазейки» в новой норме, а понимать ее буквально.

«Ваш вопрос — это вопрос Алисы к Чеширскому Коту, которого она спросила: «Как тебя понимать?» А он сказал: «Меня не надо понимать, меня надо любить и вовремя кормить», — процитировал глава комитета известное произведение Льюиса Кэрролла «Алиса в стране чудес».

Другие парламентарии поинтересовались, приведет ли принятие поправки к запрету в стране карнавалов, «маски-шоу», «хэллоуинов» и т.д. «А как быть с паранджой?» — задался вопросом депутат Госдумы от КПРФ Вадим Соловьев. Наконец, «эсер» Илья Пономарев выразил обеспокоенность, что с введением новой нормы под угрозу будет поставлена жизнь представителей антифашистских движений, которые намеренно скрывают свои лица, опасаясь преследований со стороны «неонацистов» и «скинхедов».

Однако В.Плигин сообщил депутатам, что норма о запрете масок на митингах родилась из разговоров с представителями оппозиции, которые сами указывали, что маски используют в основном провокаторы.

Сити FM:

Депутаты Госдумы предлагают запретить митингующим скрывать свои лица.

Как сообщает корреспондент СИТИ-FM Дарья Орлова, российские депутаты и сенаторы участвовали сегодня в видео-конференции Москва-Париж, в ходе которой поделились опытом обеспечения правопорядка на массовых мероприятиях. Во Франции протестные акции также носят заявительный характер, за проведение несанкционированного митинга устроителям грозит полгода тюрьмы или штраф в несколько тысяч евро. Последний раз закон о забастовках французы меняли в 2009 году: тогда участникам акций запретили скрывать лицо. За ношение масок и косынок ввели штраф в 2,5 тысячи евро. Этот пункт понравился российским депутатам, зампред Комитета Госдумы по безопасности Эрнест Валеев даже предложил внести такое предложение на рассмотрение в парламент.

Publicpost.ru:

В Госдуме во втором чтении принимают закон о митингах. Парламентская оппозиция пытается помешать принятию закона внесением нескольких сотен поправок, а белоленточники — пикетом. Депутат «Справедливой России» Дмитрий Гудков пообещал перед началом заседания, что депутаты от оппозиции «устроют итальянскую забастовку». Он пояснил, что на рассмотрение каждой поправки уходит от двух до трех минут, таким образом, депутаты намерены затянуть заседание на 10 часов.

Здание Госдумы оцеплено с утра. Проход за ограждение осуществляется только по пропускам.

Свой протест против поправок в закон о митингах выразили также другороссы, развернувшие растяжку возле здания Госдумы, за что были задержаны ОМОНом. Всего полиция задержала около 70 протестующих, в том числе и лидера партии «Яблоко» Сергея Митрохина с 17 сторонниками. На Театральной площади прошел согласованный пикет «Яблока», в котором участвовали несколько десятков белоленточников.

К зданию Госдумы со стороны Тверской подошло около 30 нацболов и сторонников «Стратегии-31″. Они развернули растяжку «Свобода собраний всегда и везде!» и начали скандировать: «Долой полицейское государство!». Несколько молодых парней забрались на парапет и разбросали листовки. Через несколько минут после их появления прибежали сотрудники полиции, так как автозаки стояли неподалеку, и начали всех достаточно жестко винтить, заламывать протестующим руки. Один лимоновец приковал себя наручниками к ограждению — в результате его арестовали последним, причем его потащили в автозак вместе с оградой. На данный момент у здания Госдумы журналистов больше, чем протестующих, которых не более 10 человек.

КП

Первоначально рассмотрение законопроекта было назначено на 16 часов. Об этом накануне заявил спикер нижней палаты парламента Сергей Нарышкин. Но сегодня внезапно для многих депутаты приступили к обсуждению закона еще до обеда. Одним из главных действующих лиц сегодня стал эсер Геннадий Гудков.

Он пообещал коллегам по парламенту устроить итальянскую забастовку. Такого в нашей Госдуме еще не было. Забастовка по-итальянски — своеобразный вид саботажа. Вроде бы человек и выполняет свои обязанности, — не придерешься, — но делает это столь педантично, что реальная работа не движется. По словам депутата, фракция заготовила 357 поправок. Все они очень важны и принципиальны, поэтому по каждой из них депутат предложил устроить отдельное рассмотрение и голосование.

На каждую уйдет от трех до десяти минут: таким образом, либо сегодняшнее заседание затянется глубоко за полночь, либо закон принять не успеют. Эсеры разделили перечень поправок на несколько человек. Кроме Геннадия Гудкова в акции пока приняли участие Дмитрий Гудков и Илья Пономарев.

Убаюкивающими голосами по очереди они начали зачитывать список поправок, которые, по их мнению, неплохо бы обсудить «всем миром». Но каждую обязательно по отдельности. Сергей Нарышкин попытался было предложить рассмотреть их оптом. На что тертый калач Геннадий Гудков заявил, что согласен, но в этом случае нужно создавать рабочую группу для их рассмотрения, а уж потом принимать на общем заседании. 13.20 Перечисление (пока только перечисление номеров поправок, а не их обсуждение!!!!) поправок продолжается. Многие начинают клевать носом В 13.45 не выдержал Алексей Митрофанов, экс-член фракции той же «Справедливой России» — матроса Железняка сейчас нет, а жаль. Вместо него выступлю я! Устала Дума! Далее депутат Митрофанов обвинил депутата Гудкова в том, что тот сейчас занимается тем, что делают солдаты после отбоя. В смысле, солдаты, которые девушек давно не видели. Депутата Митрофанова поддержал спикер Нарышкин. Не в смысле в солдатских занятий, а в том, что регламент заседания не выдерживается.

Голос России:

В преддверии очередных слушаний в Госдуме по закону «О собраниях, митингах и демонстрациях» радиокомпания «Голос России», вещающая на 160 стран мира на более чем 40 языках, опросила политических и общественных деятелей, судей и представителей полиции разных государств и выяснила, какие законы и нормы в отношении проведения митингов и протестных манифестаций действуют в странах планеты.

Доктор Абиджит Пандия, директор центра по изучению демократии в Лондоне:

- Поскольку английский закон ориентируется на индивидуальную ответственность, это значит, что каждый сам отвечает за совершенные им нарушения. Конечно, если организатор подталкивает людей к совершению правонарушений, он будет отвечать по закону. Например, если он подталкивает их к проявлению агрессии или нападению на других людей, он может быть приговорен к тюремному сроку или оштрафован в зависимости от того, к чему именно он призывал протестующих.

Я думаю, что основные законы, регулирующие правила поведения на акциях протеста, составлены разумно. Конечно, если вы нападете на полицейского, что является серьезным уголовным нарушением, то к вам применят закон.

Протестующие оккупируют общественные территории, используемые другими людьми (площадь у парламента или территорию возле собора Святого Павла), создавая неудобства для других. У людей есть право протестовать, но остальные тоже имеют право находиться в тех местах, где им нравится. Этот момент в законодательстве требует доработки, на мой взгляд. И если законодатели пойдут по этому пути, тогда суд должен будет решать, что будет считаться эффективным и неэффективным протестом. Но это может огорчить тех, кто ратует за соблюдение свободы слова, собрания и прочие права.

Мартин Хоу, юрисконсульт компании Howe&Co Solicitors , адвокат по правам человека:

- Если бы у нас произошли протесты, подобные тем, которые были 6 мая в Москве, и они бы переросли в столкновения, конечно, это имело бы определенные последствия. Если нарушения совершаются отдельно взятыми протестующими, полиция преследует и арестовывает именно их. Что касается организаторов, то если они не подстрекают толпу к столкновениям, а просто призывают людей использовать свое законное право на мирный протест, они не будут подлежать уголовному преследованию.

Справка: В Великобритании за нарушение законодательства, связанного с проведением митингов, предусмотрены штрафы от 400 до 2000 фунтов и 5 лет лишения свободы за особо агрессивное поведение, повлекшее причинение ущерба должностному лицу и его имуществу.

Lenta.ru:

В России человек теперь — не социальное животное. Эпитет то есть вычеркиваем (как это пишут в анкетах: «ненужное зачеркнуть»), и остается то, что остается.

Это ведь на самом деле событие. То есть мы здесь смеемся над несообразностями довольно уродливого текста законопроекта или, наоборот, вопием в праведном гневе, рвем волосы на головах, у кого есть, и посыпаем головы тем, чем их положено посыпать. А в это время государство посредством правящей партии сообщает, что люди ему больше не нужны. Ему нужны какие-то другие существа. Несоциальные, понимаете ли, животные. Тектонический сдвиг, эпоха, дух захватывает.

Но ощущается в этом недостаток стратегического мышления. Чтобы не сказать — некоторая примитивность. На третий день охоты за гражданами на улицах почувствовали, что нелепо как-то и смешно все это выглядит, — переписали закон. Стимул — реакция. Как у довольно простых организмов. Но есть ведь риск, что людишки, вцепившись в свою, изживаемую государством социальность, опять как-то выкрутятся. Придумают очередную мерзость. Придется снова закон переписывать. А оппозиция навострившаяся опять Думу поправками завалит. И так до бесконечности.

РСН:

Эсэры демонстрируют пренебрежение к избирателям, считают в «ЕР».

Затягивая принятие закона о штрафах за организацию митингов, они ведут себя глупо и наивно.

Об этом в прямом эфире «Русской службы новостей» рассказал заместитель председателя комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительства, член фракции «Единая Россия» Дмитрий Вяткин.

«Все это смешно, глупо и наивно. Со стороны наших коллег, которые устроили «забастовку», мы видим совершенно непарламентские формы поведения. Проявляется полнейшее пренебрежение к гражданам страны под предлогом радения за демократию. Между прочим, была возможность обсудить всё это на комитете. Многие поправки, которые предлагали наши коллеги, были предложены комитетом к принятию. И наши коллеги прямо на комитете — тому есть свидетели и стенограмма — отказывались включать свои поправки в таблицу принятых и говорили: «Отклоните их, пожалуйста, потому что мы хотим по ним выступить и затягивать время до последнего». Это поведение несерьезное. Неуважение к избирателям. Мы так по отношению к коллегам из других партий так себя не ведем», — сказал он.

Напомним, сегодня в Государственной Думе РФ депутаты-эсеры внесли многочисленные поправки к обсуждению закона о повышении штрафов за нарушения на митингах. Их более 350. «Справедливороссы» зачитывали номера поправок, каждую из которых предложили вынести на отдельное рассмотрение.

Newsru.com:

Законопроект «Единой России» о митингах, грозящий участникам протестных акций суровыми карами, в среду утвержден Советом Федерации. После того, как единороссы в Госдуме пересидели «итальянских троллей» и все-таки спешно протолкнули проект сразу в двух чтениях, верхняя палата парламента без особо бурных и продолжительных обсуждений поддержала документ. «За» проголосовали 132 сенатора, «против» был подан лишь один голос. Еще один сенатор воздержался.

С самого утра полиция стянула силы к зданию Совфеда на Большой Дмитровке — туда прибыли около десятка автобусов и автозаков. Параллельно заседанию в Совфеде стартовал одиночный пикет «Яблока»: у стен здания пятеро активистов по очереди держали плакат с надписью «Закон о митингах — путь к фашистскому государству», передает «Интерфакс».

Накануне массовые задержания прошли возле Госдумы — по предварительным данным, схватили 71 человека и составили 57 протоколов об административных нарушениях. Сегодня же обошлось без эксцессов: вскоре после одобрения законопроекта Совфедом пикет завершился без происшествий.

Профильный комитет Совета Федерации в среду утром рекомендовал сенаторам принять законопроект, вызвавший недовольство прессы, общественности и правозащитников из Президентского совета.

Однако заранее было известно, что с этим согласятся не все. Так, накануне телеведущая и участница оппозиционных акций Ксения Собчак, дочь сенатора Людмилы Нарусовой, написала у себя в Twitter:

«Завтра в Совете Федерации будет два голоса против закона о митингах — двух мам :)». Впрочем, как оказалось, Нарусова не голосовала. «Моя мама выступила и ушла когда началось голосование… Мне нечего сказать. Простите. Я была уверена, что она не уйдет, а проголосует против», — написала сегодня Собчак.

После того, как обе палаты парламента одобрили законопроект об ужесточении наказаний за нарушения на митингах, Президентский совет по правам человека решил просить главу государства Владимира Путина наложить на него вето.

Владимир Путин обязательно рассмотрит все обращения в связи с законом о митингах, уверил РИА «Новости» пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

При этом он назвал письмо главы правозащитного совета к Матвиенко «личной точкой зрения» Михаила Федотова.

Песков отметил, что президент, по его мнению, откажется подписывать законопроект только в одном случае — «если этот закон будет противоречить общепринятым и применяемым в других странах практикам по реализации тех прав граждан, о которых идет речь в этом законе». Путин считает, что закон о митингах не должен ограничивать права граждан, но учитывать интересы всех членов общества, добавил Песков.

Реакция блогосферы

vol1oleg:

Если отвлечься от «ужасов» оппозиционной пропаганды и посмотреть на ситуацию рационально и трезво, то предложенные изменения в КоАП не являются чем-то экстраординарным.

Это — действительно стандартные требования к митингующим в большинстве «старых демократий» и стран Европы. Например, полиция в некоторых ЕС имеет право задержать гражданина, если он пришел на протестную акцию с закрытым лицом. Штрафы за нарушения на митингах, составляющие годовой доход среднего гражданина распространены в той же Швейцарии (110 000 евро) , Франции (до 75 000 евро), и т.п.

Или кто-то хочет сказать, что во Франции, Британии, Германии, США действует «комендантский час» и не существует конституционных свобод? А еще «старые демократии» уже не первый год наказывают за призывы в социальных сетях на незаконные акции — например, в Великобритании были осуждены на тюремные сроки двое молодых парней, предложившие своим читателям «пойти и повеселиться», присоединившись к лондонским студенческим беспорядкам.

Ведь что, по сути, требует оппозиция? Чтобы любой их активист — да и просто гражданин России — мог безнаказанно, безболезненно и беспрепятственно победокурить на митингах-сходах-гуляниях. Но тогда снова и снова возникает логичный вопрос — значит, они заранее планируют нарушения на акциях и не хотят нести за них ответственности? Или не могут управлять толпой — но какого хрена тогда лезть в управление целой страной? Вон, у КПРФ почему-то прекрасно получается вышибать провокаторов на акциях с 10-30 тысячами собравшихся, дружинники работают на «ять».

Или еще тезис оппозиции — дескать, в РФ суды такие, что засудят не радикала-камнемета, а мирного демонстранта. Но если «раздраженные горожане» смогли отнаблюдать за выборами — кто им мешает отнаблюдать за митингами, задержаниями, столкновениями? С одним только «но» — придется честно признавать нарушения «своих», а не пытаться оправдать их «Духанина бросала камень, но делала это вяло, и вообще ее вынудили», «Яшин позвал на ЦИК, но иначе власть бы не услышала».

А то странно получается — с одной стороны звучат требования «закон должен быть един для всех», а с другой оппозиционеры требуют преференций за «несогластность», эдаких «индульгенций» за то, что они «борются с режимом» ;)

Реакция экспертов

Анатолий Кучерена, юрист, член ОП РФ:

Принимаемые поправки не нанесут вреда гражданам, которые не нарушают законов. Для того чтобы вникнуть, разобраться во всем понадобилось время. И действительно это время было использовано с пользой.

Как все помнят, изначально ЕР предлагала более жесткие поправки. Тем не менее, выслушав мнение всех сторон, партия все-таки согласилась снизить штрафные санкции.

Что же касается самих поправок… Я считаю. что если гражданин не нарушает закон, то ему бояться нечего. А те, кто нарушают закон, кто выходит на улицы для того, чтобы подраться с полицейскими, кто ущемляет права других граждан на этом митинге-шествии, — во всем мире они подвергаются наказанию. Я в данном случае считаю, что то, что сегодня обсуждалось в Госдуме, — все-таки сбалансировано в части того, что необходимо не забывать о правах и других граждан, а не только митингующих «за» или «против».

Теперь о том, что касается правоприменения поправок. Надо будет внимательно и непредвзято смотреть, как будет складываться правоприменительная практика. Кстати, мало кто обращает внимание, но эти поправки органичивают нарушения законодательства не только со стороны граждан, но и со стороны должностных лиц.

А что касается спама, бойкота, нежелания принимать эти поправки, которое возникло со стороны эсэров, — пусть это остается на их совести.

Михаил Ремизов, Институт национальной стратегии:

В поправках в закон о митингах расширяется сфера регулирования ответственности организаторов. И не только за то, что делают они сами, но и за возможный ущерб, который могут причинить те или иные участники акции. Расширяется регулирование применительно к акциям, которые не имеют статуса публичных мероприятий. Именно эти поправки ограничивают возможность организовывать то, что называют политическими флеш-мобами. Именно это и вызывает наибольшее количество негатива.

Часть предлагаемых мер вызывает понимание даже у политизированных наблюдателей, например, запрет на ношение масок во время массовых акций. Что касается штрафов, то проблема была снижена понижением планки штрафов, хотя и остаются вопросы согласования уровня штрафов за нарушения на митинге с планкой штрафов, существующих в КОАПе. Такого согласования, на мой взгляд, нет. Вряд ли нарушение на митинге является более общественно опасным, чем нарушение на выборах. Поэтому у парламентской оппозиции остаются вопросы к этим правкам. У парламентской оппозиции есть желание дистанцироваться от этого решения, и вряд ли какая-нибудь из оппозиционных фракций их поддержит.

Дмитрий Орлов, АПЭК:

Я думаю, что принятие поправок закономерно, в российском законодательстве существовал пробел по этому поводу. Ни о каких репрессиях, о которых говорят некоторые деятели уличной оппозиции, речь идти не может. Речь идет о заполнении пробелов, которые позволяли лидерам радикальной оппозиции безнаказано использовать улицу для дестабилизации политической ситуации. Целый ряд действий, которые были предприняты 6 мая, — это маски, кидание камнями в полицию, критическое изменение формата акции — из шествия в сидячую забастовку на его пути — станет невозможным. Точнее, невыгодным — из-за резкого увеличения ответстенности организаторов за происходящее. Теперь они будут тщательно просчитывать ход акции, количество участников, взаимодействовать с полицией для удаления провокаторов и их недопущение и отвечать, в конце концов, в случае нарушения, штрафами или обязательными работами.

Я уверен, что новые поправки в законодательство о проведении массовых акций ничуть не нарушают конституционные права мирных митингующих, но вводят серьезную ответственность для тех, кто делает ставку на агрессию и насилие.

Ирина Хакамада, публицист:

Прослушав «Клинч» Собчак-Плигин по «Эхо Москвы», я, к своему удивлению, пришла к выводу, что оба правы. Собчак — т.к. справедливо полагает, что закон сработает по принципу: своим — все, врагам — закон, т.е. вне закона. Плигин, как юрист, прав, что если отрегулировать правила ответственности за провокации, то легче с провокациями бороться, тем же оппозиционерам. Кстати, обсуждение закона на «Открытой трибуне» показало, что терпения для упорного лоббирования явно не хватает, пиар бежит впереди, что еще раз ставит вопрос: где начинается политика. Или с чего?

Владимир Солодов, доцент кафедры теории и технологии управления ФГУ МГУ:

Детализация законодательства в этой сфере абсолютно необходима, ведь по сравнению с законодательством других стран у нас здесь были определенные пробелы.

Между прочим, и представители конструктивной оппозиции соглашаются с тем, что в условиях активизации протестной деятельности, нужны определенные меры, повышающие безопасность всех сторон — и участников массовых акций, и сотрудников правоохранительных органов, и посторонних людей. Тут надо заметить, что согласно недавних социологических исследований, граждане России в своем большинстве поддержали введение определенных ограничений (запрет на маски, ужесточение ответственности организаторов митинга и т.д.). Расхождение вызвали лишь конкретные суммы штрафов и расширение правоприменительной практики на так называемые свободные стояния, гуляния и тому подобные несанкционированные мероприятия.

Чтобы ситуаци, после данных изменений в законодательство не уподобилась кипящему котлу, который закупорили крышкой, надо обратить особое внимание и свести к минимумом риск принятия сугубо конъюнктурных решений. Важно дать правильное послание обществу, что власть этими поправками не ограничивает политическую деятельность, а только упорядочивает ее, никого «не кошмарит», а наоборот, обеспечивает максимально конструктивное взаимодействие.

Леонид Поляков, замдекана факультета прикладной политологии НИУ-ВШЭ:

Понятно, что речь идет о серьезном сокращении принятых в первом чтении штрафов за нарушения в ходе проведения массовых акций. Изменения, которые были внесены в эти поправки, вызваны широким общественным обсуждением, а еще распространенным принципом «завышай планку, чтобы получить хоть что-то». Хотя я думаю, что если бы изначально в законопроекте стояли нынешние, уменьшенные цифры, — стоял бы точно такой же крик, требования снижения штрафов.

Но прежде всего нужно понимать, в чем смысл этого закона. Он не в том, как это подается, чтобы пугать и репрессировать тех, кто участвует в митингах. Смысл в том, чтобы защитить и митингующих, и правоохранителей, и общество от провокаторов. И митингующих защитить от насилия со стороны правоохранительных органов, которое становится оправданным — как только согласованное и мирное мероприятие переходит в сборище, кидающееся камнями, дерущееся. Так что сама идея увеличения штрафов — это способ остудить горячие радикальные головы, которые будут понимать — если они начнут бузить, тысячей рублей или «сутками» не обойдется, будут санкции более серьезными — как за рубежом.

Что вытворяют эсэры — «давайте закидает закон таким количеством поправок, что его принятие отложится на дни, недели»? Это, по сути, провокация насилия, простите за громкие слова. Что значит «затянем принятие закона»? Это значит, что в следующий раз, того же 12 июня, может произойти то же самое. Кто-то призовет сесть, кто-то позовет на Кремль, возможны в результате столкновения с полицией. Кому это нужно? Эсэрам это нужно? Они хотят выступать в роли эсэров-революционеров, как во времена царской России? Но вроде бы они сами заявляют, что они не хотят революции.

А откладывание принятия закона означает потакание тем, кто может устроить агрессивные действия, которые не нужны ни мирным протестующим, ни полиции.

Источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Метки: , ,

Комментарии запрещены.