Хотели новую страну? Получите. Часть 2

Эксклюзив "Контры"

Первая часть

В первой части я рассказал о болотно-сахаровской публике и ушедшем недалече Прохорове. Теперь рассказ о других соперниках Путина и их движениях.

Владимир Жириновский, основатель, вождь и бессменный художественный руководитель ЛДПР, занял четвертое место. Что вполне закономерно и предсказуемо. Жириновский вел выборную кампанию в своем традиционном стиле. Был то резок, то мягок, то милейшей души человеком, то омерзительным дальше некуда. Свой урожай голосов он собрал. А на большее Владимир Вольфович и не претендовал. Ни сейчас, ни за все время своего пребывания на подмостках нашей политической сцены. Лицедей, умело меняющий маски и убеждения, актер, готовый спеть и сплясать для кого угодно и что угодно. И никто не знает, какое лицо прячет под масками этот уже немолодой и неглупый человек.

Жириновский постарел, его репризы приелись, как номера Петросяна, но у него есть и будет своя аудитория. Поэтому Владимир Вольфович будет веселить публику и говорить то, что думают многие и не решаются произнести, еще долго. Пока здоровье позволит. Не спешите отправлять старого клоуна на пенсию, в следующий президентских выборах он еще поучаствует. С тем же успехом, что и всегда. Если здоровье позволит.

Что касается ЛДПР – то это авторский проект в чистом виде, и он будет существовать до тех пор, пока Жириновский будет продолжать активную политическую карьеру.  Но ярких личностей в партии нет, сын Владимира Вольфовича Игорь Лебедев не обладает и сотой доли харизмы отца.  И чем старее будет становиться лидер, тем дряхлее будет его партия.

Справедливая Россия — тоже во многом авторский проект Сергея Миронова, слепившего партию из того что было, — то есть из беглецов из других партий. СР нашла свою идеологию – левую, социал-демократическую, но при этом не коммунистическую. Казалось бы, осваивай такой Клондайк и пожинай плоды. Тем более, что Россия – страна, традиционно тяготеющая к социализму. Ан нет. Миронов умудрился загубить собственное предприятие. Если лидер получает голосов меньше, чем его партия, то это не что иное, как черная метка лидеру, признание его несостоятельности. Миронов оказался слаб для роли руководителя левой партии.

Сергей Михайлович оказался непоследовательным политиком. То он строил из себя большего путинца, чем сам Путин, то переметнулся в резкую оппозицию, то, уже проиграв выборы, позвонил Владимиру Владимировичу и, поздравляя того, замолвил словечко за своего человека в Астрахани. Там где Жириновский играл, Миронов старался быть серьезным, но выглядел при этом смешно, жалко и неестественно. Ничего нет хуже трагика, который выглядит как комик.

Хорошие результаты на думских выборах опьянили лидера эсеров и не только его. Респектабельная депутатша Дмитриева поспешила на вызов американского посла, пожиратель бумаг Пономарев не отличался от болотного демшизоида, а еще один не последний человек в партии Геннадий Гудков получил прозвище «Гена сдам мандаты», которое будет сопровождать его всюду и характеризовать, как болтуна, не отвечающего за свои слова. Переговоров Гудкова с Рыжковым хватило бы для того, чтоб на следующий день «Гена сдам мандаты» покинул партию, а заодно и фракцию с волчьим билетом. А он заседает и поныне, демонстрируя свое полное пренебрежение по отношению к лидеру партии. Можно ли доверить страну человеку, который не в состоянии навести порядок в своей не очень большой партии? Да и сам Сергей Михайлович хорош гусь. Одно его появление с белой ленточкой чего стоит.

В отличие от Жириновского, который еще и посмешит и похамит, Миронов видится отыгранным материалом. Да и его организацию, подобную лоскутному одеялу, ничего хорошего не ждет. Справедливая Россия разбежится. Кто-то подастся в партию власти, кто-то примнет к коммунистам, а иные деятели пополнят ряды протестутов. Сам же Сергей Михайлович получит какую-нибудь малозначительную должность. Например, продолжит заниматься спасением выхухоли.

КПРФ на думских выборах набрала голосов больше, чем Зюганов на президентских, и ее лидер также получил черную метку. Впрочем, Геннадию Андреевичу к этим меткам не привыкать, ему впору открывать их выставку. Вообще, предвыборная кампания коммунистов  это пример того, как не надо действовать.

В чем же просчитались Зюганов и его люди? Коммунисты очень вяло вели себя и до думских выборов. Говорили, что Путин и его политика является продолжением политики Ельцина, приводили факты и аналитику, но действовали они как-то вяло, опоздав занять нишу главного противника нынешнего режима. В роли главных антипутинцев оказалась немногочисленная, но шумная публика, более правая и либеральная, чем нынешняя власть России. Когда КПРФ отправилась на сражение, то поле битвы было уже сформировано, а третьей силы на войне не бывает.  Поэтому коммунисты оказались перед нелегким выборам – либо идти в союзники к госдеповским протестуткам, либо прижаться к тем, кого они пренебрежительно называли охранителями.

Зюганов, подобно буриданову ослу, стоял перед двумя копнами, делая  шаг то в одну, то в другую сторону. Что не добавило голосов лидеру, не слишком популярному и у коммунистического электората. Геннадий Андреевич клеймил думские выборы страшным словом нелегитимные, но сам не только не отказался от нелегитимного, по его мнению, мандата, но и исправно ходил на заседания парламента. Обещал провернуть новые выборы в Думу, но по законам, принятым незаконной, по его мнению, нынешней Думой.  Мало того, что в таком случае легитимность таких законов мог оспорить кто угодно. Товарищ Зюганов, как выяснилось, не слишком внимательно читал конституцию, где черным по белому написано, что президент вправе распускать Думу не менее чем через год своего вступления в должность. Подобная вольность с фундаментальными конструкциями государства напоминала игру с огнем на заправке.

Геннадий Андреевич отпускал филиппики и в адрес «оранжевой чумы», но делал это как-то лениво, неброско. Зато посланцы от КПРФ были на Болотной и Сахарова. Там им не дали слова, указав на место в прихожей. Но авторитета партии и ее кандидату подобное хождение с унижением не добавило, равно как и красные флаги, окружавшие трибуну, откуда вещали антисоветчики и русофобы.  Коммунист Леонид Калашников может привести массу оправданий своего похода к американскому послу. Но если вас заметили в гей-клубе в определенной компании, не удивляйтесь, если возникнут сомнения по поводу вашей ориентации. Так и тут. Заигрывание с явными врагами российского государства подорвало и без того небольшие шансы Зюганова.

Еще одна глупость — альянс лидера многомиллионной партии с безмозглым Удальцовым, за которым стоит сотня таких же безмозглых. Это ж надо уравнять миллионы избирателей и кучку никогда и нигде не работавших бездельников. Соединив в предвыборном ролике академика Жореса Алферова с Удальцовым, Геннадий Андреевич, сам того не желая, опустил академика до уровня площадного шалопая.

Но это все ошибки тактические. Но в КПРФ налицо системный кризис. Дело даже не в противоречии популярных идей и непопулярного лидера. КПРФ пока не определилась, а что же она за партия? Либо это левая организация, стоящая на социалистических принципах и свободная от марксистко-ленинских догм. Либо это наследница КПСС, ставящая целью построение коммунизма, придерживающаяся соответствующей идеологии (а это и атеизм, и аскетизм в отношении себя), -  и не принимающая нынешнего государственного устройства.  Внутри КПРФ уживаются два несовместимых начала. Уживаются они и внутри Геннадия Андреевича – вполне современного политика, который поклоняется поясу Богородицы и носит по-фрондерски красный депутатский значок вместо трехцветного. Рано или поздно непременно станет вопрос – либо партия занимается защитой социальных прав населения, в первую очередь, его бедных слоев, либо занимается реставрацией СССР в полном объеме. Первое менее почетно и трудоемко, второе неосуществимо, зато почетно. Оба направления найдут своих потребителей.

Зюганов же заинтересован в максимально долгом сохранении нынешнего статуса, и непопулярность лидера даже среди своих – не секрет, что многие голосовавшие за КПРФ 4 декабря, через три месяца отдали голоса за Путина, — его напрягает меньше, чем потеря организации. Но вот какое дело. Неэффективность КПРФ ведет к ее размыванию. На прошедших выборах победила охранительная идеология, высмеянная верхушкой коммунистов. Людям по большому счету все равно, как будет называться их государство, – РСФСР, РФ или Российская империя, им главное — чтобы оно было и могло их защитить. А эта ниша окультуривается партией власти. Если полевение Путина не окажется предвыборным финтом, то отток из КПРФ возрастет.

На следующих президентских выборах Зюганову будет за семьдесят. И если Геннадий Андреевич не выигрывал ничего по молодости, то в дальнейшем ему ничего не светит. Роль статиста, ни за что не отвечающего и ни на что не претендующего, уже занята Жириновским. Зюганов рад бы его подвинуть, но вряд ли КПРФ устроит подобное медленное загнивание. Поэтому ждем бурных событий в стане коммунистов. Будут предприняты попытки отправить надоевшего всем лидера на пенсию. Они предпринимались и ранее, но травоядный Зюганов устраивал Кремль куда больше, чем какой-нибудь молодой хищник. Но во время последней кампании Геннадий Андреевич наделал немало глупостей, в числе которых отказ поздравить Путина с избранием – не самая большая. Возможно, власть была готова к подобному ходу событий, иначе зачем в список КПРФ вошел человек Путина Виктор Черкесов. Вероятным видится передел, даже раздел партии на несколько частей. Самую большую – левую, социалистическую, просоветскую, но не ретроградно-капээсэсовскую, получит Черкесов или близкий к нему человек. Ностальгирующие по Союзу марксисты-ленинцы продолжат маршировать под красными знаменами, и, возможно, их «усыновит» Сергей Кургинян. Неотроцкисты, которых прессовали при Зюганове, окажутся в роли изгоев и примкнут к протестуирующей публике. Не исключено, что оформятся в отдельную группу совсем уж безбашенные удальцы.

Из других левых политиков резко поднялся на выборах Сергей Кургинян. Очень эмоциональный человек и блестящий полемист, Кургинян успел сколотить некоторое подобие политической организации – любителей программы «Суть времени», где Сергей Ервандович раз за разом полоскал в помоях Сванидзе.  Получив небольшой стартовый капиталец, Кургинян принялся его раскручивать, но первый блин оказался комом. На митинг на Воробьевых горах пришла небольшая кучка народу. Мало того, что люди замерзли, так они еще были вынуждены выслушивать на протяжении двадцати минут бредни Виктора Черепкова. СМИ этот митинг проигнорировали. Лозунг «лондонский хрен не лучше питерской редьки» оказался весьма сомнительным.

Сергей Ервандович – человек неглупый. Он быстро смекнул, что искать третью силу столь же разумно, как искать у себя третье ухо или третий глаз. Поэтому четко провел, в отличие от Зюганова, грань свой-чужой и встал на правильную сторону. Кургинян стал одним из инициаторов митинга на Поклонной горе, внесшего свой вклад в победу Путина. Выражение «питерская редька» было выброшено в утиль. Кургинян подтянул на митинг почти всех патриотов-государственников, которые, формально не поддерживая Путина, оказали тому изрядную помощь. Даже Кургинян, агитировавший за Зюганова и голосовавший за Зюганова, сыграл в команде Владимира Владимировича. Сергей Ервандович вошел в выборы публицистом, а вышел политиком, который будет иметь и свою  нишу, и свой электорат. Недаром он прекратил участие в шоу со Сванидзе.

Если Кургинян сорвал на выборах куш, то еще один видный деятель патриотического движения Максим Калашников (Владимир Кучеренко) оказался в, как бы мягко выразиться….  Персонаж этот, весьма комический, на мой взгляд, был когда-то отмечен Дмитрием Медведевым, после чего у писателя-футуролога резко подскочило чувство собственного величия. Необыкновенно писучий автор, любящий называть себя в третьем лице вымышленным именем, стал строить поистине наполеоновские планы, представляя себя любимого как минимум вице-президентом страны, наделенным огромными полномочиями. Автор восхвалял «приморских партизан», звал белорусскую армию пойти походом на Эрефию (слово «Россия» Максим-Владимир демонстративно не употреблял), писал ультиматумы Путину и Медведеву, объявлял о своей готовности взять власть в руки. Партия здравого  смысла, которую пытались создать Кучеренко, Михаил Делягин и подобные им мечтатели, создана не была, и в выборах «Калашников» не участвовал. Как он написал в одном из своих опусов, «не могу я зависеть от мнения избирателей, тридцать миллионов из которых – деграданты».

Едва прошли думские выборы и начались первые митинги, наш герой принялся писать апокалиптические картины, предрекая Путину немедленный крах. Владимир Александрович мог требовать в ЖЖ от Путина скорейшего интернирования оппозиции, а через несколько часов в том же самом ЖЖ настаивать на скорейшем освобождении всех участников протестов. Называл действующую власть злом меньшим, чем либерасты, но при этом пошел зачем-то на Болотную. «Калашников» был в числе приглашенных Кургиняном на Поклонную, значился в списке выступающих. Но футуролог отказался в стиле «чума на оба ваши дома». Однако «Калашников» все же не остался в стороне и потопал на … Болотную. После чего разродился очередным апокалиптическим опусом. Можно ли рассматривать такого политика всерьез?

В третье части поговорим про победителей. Продолжение следует.

Третья часть

— Натаныч, специально для Контры 2.0

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Метки: , ,

Комментарии запрещены.