Удальцов отпущения

Козёл отпущения — в иудаизме — особое животное, которое, после символического возложения на него грехов всего народа, отпускали в пустыню.

В эфире программы Владимира Соловьева «Поединок» оппозиционный политик Сергей Митрохин назвал уголовное дело, возбужденное против Сергея Удальцова – сталинскими репрессиями.

Не остался в стороне заслуженный краевед Лев Пономарев:

– Дождались! Давно писали, что у нас наблюдаются признаки 37-ого года, но многие комментаторы говорили, что это «алармические» заявления, что ничего такого нет. Но по «Болотному делу» уже сидит 12 человек, и мы считаем их политическими узниками – это уже признак массовых репрессий. Попытка посадить Удальцова и его друзей – это тоже продолжение массовых репрессий, поэтому мы уже можем говорить, что 30-е годы вернулись.

Высказался и депутат Государственной Думы Пономарев Илья:

- Если бы у правоохранительных органов были бы реальные подозрения о том, что кто-то работает на иностранные разведки или готовят террористические акты, нужно было бы провести оперативно-розыскные мероприятия по постановлению суда, получить необходимые доказательства и потом уже возбуждать уголовное дело, и арестовать всех участников этого процесса. В данном случае то, что сделало НТВ, не дает возможности использовать их материалы в качестве доказательств в суде. Та пленка, которая есть, не может быть доказательной базой, потому что она получена незаконным образом, не было санкции суда на то, чтобы это записать. Сам факт записи частной беседы, если она имело место быть, это уже уголовное преступление – вторжение в частную жизнь.

Не молчит и гражданка США Алексеева:

 - Невольно на ум пришли аналогии: Гитлер утверждал свою власть с помощью подстроенного его подручными судебного процесса о поджоге Рейхстага. Сталин утверждал свою власть с помощью судебных процессов над соратниками Ленина и его самого по такому же обвинению, какое сейчас норовят предъявить Удальцову. Сталин тоже обвинял своих бывших соратников в каких-то немыслимых шпионских связях. Похоже, и в наше время ничего нового не придумали, раз совершенно абсурдная, невнятная передача по прославившемуся провокациями телеканалу послужила поводом для обыска и задержания Удальцова.

Смеется над следствием журналист Павел Шеремет:

- Удальцову в партнеры по заговору подобрали откровенно карикатурный персонаж. Депутата Гиви Таргамадзе. Он прекрасно известен и в Белоруссии, и в Украине, и в других странах.

Бывший журналист телеканала Рустави-2, активный участник революции роз, авантюрист, гуляка, любитель женщин. Его много раз уже показывали в аналогичных фильма типа «Анатомия протеста-2″, только события были привязаны к Белоруссии и Украине. Сюжет идентичный, съемки — словно под копирку.

В Белоруссии показывали, как он встречается в ресторане с лидеров оппозиции Анатолием Лебедько в 2006 году, как раз во время президентских выборов и сразу после, чтобы проплатить боевиков, которые устроят теракты в Минске и свергнут Лукашенко.

В 2010 году — тоже прослушка, съемки скрытой камерой, гневные и разоблачительные выступления прокуроров, сливы через подконтрольные медиа. Только все происходит накануне президентских выборов… в Украине. В Киеве серьезные люди рассказывают страшилки о том, что Гиви везет в Донецк 2000 (!) боевиков, чтобы повернуть ситуацию в пользу Тимошенко и против Януковича.

Действительно, смешно. Ведь не было же взрыва в Минском метро? Не погибло же 15 человек? Или погибли? Не привозил ведь авиарейс на украинские выборы несколько сотен «наблюдателей» из Грузии? Или привозил? Над чем тогда смеется Шеремет?

Хочется спросить депутата Пономарева относительно его познаний в области права и связанной с этими познаниями способности выполнять свои депутатские функции – оценку и принятие или отклонение законопроектов. А именно: почему он считает видео недопустимым доказательством, если видео было получено правоохранительными органами от третьих лиц и правоохранительные органы не нарушали при получении видео федерального законодательства?

Вот если бы видео было снято самими правоохранительными органами без судебной санкции, тогда – да. А вот так, как сейчас есть, – с точки зрения допустимости доказательства – все в порядке. При этом хотелось бы уточнить: с каких именно пор депутат Пономарев считает совершение уголовного преступления – частной жизнью? Я это к тому, что сговор – этап совершения преступления. То что преступление еще не закончено – от ответственности не избавляет. Кроме того, почему депутат Пономарев настаивает на обязанности НТВ сохранить видео в тайне и передать его в правоохранительные органы без огласки? Не депутат ли Пономарев со своими друзьями постоянно рассказывает нам о коррупции в правоохранительных органах? И о том, как там заминаются дела?

Не связан ли с коррупцией и заминанием подобного рода дел специальный фонд «материальной помощи судьям и сотрудникам правоохранительных органов перешедших на сторону народа» под контролем оппозиционерки Ольги Романовой и насчитывающий уже несколько миллионов рублей?

Как господин Пономарев расценивает с правовой точки зрения существование такого фонда?

Пригоден ли господин Пономарев профессионально, или его из Думы надо в шею гнать за наглость, вранье и неуважение к избирателю, выражающееся в расчёте на то, что избиратели – полные идиоты и будут всю эту чушь собачью, которую он несет, – глотать?

Хочется спросить правозащитную нечисть: Чего это они так за коммуниста вступились? Еще вчера требовали люстраций и признания коммунизма преступной идеологией, а сегодня лучший друг – тип, который себя позиционирует в качестве мегакоммуниста. Зачем им защищать того, кто их всех замарал и подставил?

Им бы откреститься от него, осудить совершенный Удальцовым акт измены и таким образом восстановить доверие со стороны избирателей, но вместо этого – на либеральных СМИ прямо публикуется пожелание народу сдохнуть, а Удальцов защищаем ими с интенсивностью не меньшей, чем когда-то Ходорковский.

Почему так?

А ответ до безобразия прост. Уже сказано неоднократно и вслух – у этих ребят нет надежды прийти к власти демократическим путем, с помощью выборов и за счёт популярности в народе. Они видят свой приход к власти результатом соблюдения технологии. И в интересах технологии им Удальцов нужен на свободе. Причём именно с такой вот репутацией – провокатора, беспринципного авантюриста, предателя, существа, готового ради власти и денег на организацию беспорядков, актов саботажа и даже кровь. При этом ему на самом деле ничего делать-то и не надо. Да и не способен на самом деле реальный Сергей Станиславович Удальцов ни на что, кроме мелкого хулиганства. Чем он занимается всю свою сознательную жизнь? Попадает в отделения милиции. За десяток лет — более ста задержаний и ни одной посадки. О чём это нам говорит? О том, что разрушительный потенциал Сергея Станиславовича равен разрушительному потенциалу обычного протест-маньяка. То есть он нулевой.

Работать по-настоящему по плану должны специалисты, а не дилетанты-комсомольцы. Специалисты с Северного Кавказа, из Грузии, с Западной Украины, из Восточной Европы. Те, для кого слаще москальской крови ничего нет.

А роль бескомпромиссного революционера Тютюкина заключается в том, чтобы потом списать на него всю запрограммированную кровь, показательно принести его в жертву народу и оказаться перед общественным мнением с чистыми руками. Роль Удальцова – козёл отпущения.

Но для того, чтобы сыграть эту роль, он должен быть а) на свободе, б) с замазанной репутацией.

Вот и тянут его из тюрьмы наружу, одновременно не заботясь о том, чтобы спасти его репутацию.

В заключение хочу добавить, что для того, чтобы так яростно защищать Удальцова и выполнять все другие упражнения с Козлом – прыжки через Козла, перетягивание Козла и пр., – нужно знать об этом плане. То есть быть готовым к крови сограждан.

Осталось только узнать, кто из вышеперечисленных мною лиц – в курсе.

— Роман Носиков

Источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Метки: , ,

Комментарии запрещены.