Расхомячивание протеста

«Расхомячивание» протестного движения, ожидаемое и в общем-то неизбежное, — главный итог недавнего несчастного «марша миллионов». Интернет-хомячки, составлявшие главную надежду и гордость организаторов протеста, дававшие на-гора ту самую численность, ради которой эти организаторы готовы были сдерживать свой провокаторский темперамент, массово покидают публичную сцену. Поскольку митинги утрачивают для них какую-либо привлекательность. Теперь это тупое злобно-угрюмое мероприятие. Скучно, пошло. То есть не модно и не прикольно.

То, что никаких содержательных лозунгов как нет, так и не появилось, — для хомячков это не главное. Нет даже бессодержательных лозунгов в смысле пресловутого сетевого креатива: от всего этого остались только «пусси» и гудок Гудкова. Вот говорят, что у протеста нет лидеров, так на хомячковой стадии их и быть не могло. Хомячки по своей природе лидеров не признают — они им не нужны в принципе. Особенность этой публики в том и состоит, что ими можно манипулировать некоторое время при удачном подборе средств. Но ими нельзя командовать. Они просто не исполняют команд.

Вот теперь, когда расхомячивание достигнет некоего критического уровня, лидеры появятся. Множество лидеров. Та публика, которая остается на улицах после расхомячивания — а это профессиональные любители протестов всех мастей, городской люмпен, в массе своей с сильным левацким уклоном, — эта публика «лидеров» любит. Ей нужны вожаки: игроки, провокаторы и демагоги. Теперь самое время создавать пресловутый «Координационный совет оппозиции» — азартные тараканьи бега гарантированы.

Что касается оставшейся митинговой публики, ее очевидного полевения. На сегодня эта публика не столько левая, а именно левацкая, и пришествие туда наших официальных коммунистов не должно никого смущать. Эти просто прибежали на запах полевения — поживиться.

Симптоматично, что настоящий реквием хомячковому протесту пропели именно наши отечественные либеральные ресурсы. По всей форме: с сарказмом, стебом и скупой либеральной слезой. Они «своих» на улицах больше не видят. При этом западные коллеги, обычно переписывающие избранные места из туземного либерального контента, на этот раз вообще проигнорировали произошедшее. Надо полагать, команда не поступила.

Расхомячивание означает, что так называемый городской креативный класс, «московская тусовка» — с улиц ушла. Если не навсегда, то во всяком случае надолго. Гоняться за численностью больше незачем. Теперь рисунок действий протестантов, как и предполагалось, станет жестче, грязнее и агрессивнее. При этом реальная серьезная ставка делается только на социальный протест. Мы будем наблюдать стремительную «социализацию» особо избранных кандидатов в протестные вожди. Притом что реальный социальный протест, если он начнется, снесет всех нынешних лидеров «оппозиции». А реальный социальный протест может быть вызван реальными социальными катаклизмами, вероятность которых в контексте нынешнего общего кризиса нарастает. Такой социальный протест может снести всех, если стране не будет предложена и запущена реальная альтернатива. Нет оснований сомневаться, что действующая власть это понимает. Недавний конфликт президента с правительством — это первый публичный звонок, свидетельствующий о таком понимании. Тем более что предметом такого конфликта впервые оказался бюджет, его основные приоритеты. А с бюджетом не шутят. У нас, во всяком случае до сих пор, это не было принято.

— Михаил Леонтьев

Источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Метки: ,

Комментарии запрещены.