Оппозиция: маски сброшены

Илья Пономарев в передаче Ксении Собчак на грузинском телеканале «ПИК» подробно рассказал о дальнейших планах болотного протеста.

Передача начинается со вступительного слова Пономарева:

«Народ провел свою инаугурацию – хомяк расправил плечи. Наконец, люди перешли к действиям.»

Переход к силовым акциям – «инаугурация» нового (силового) этапа, который является «переходом к действиям», т.е. раньше (на мирных акциям) занимались чем-то не тем.

Об итогах 6 мая и новом формате оранжа:

Пономарев: «То, что это было противостояние, это правильно, оно должно было быть
Собчак: «Правильно? Вам не страшно, что формат Болотной и Сахарова которые были до этого, он уходит, как говорят, безвозвратно?»
Пономарев: «Я считаю, что это абсолютно правильно, что он уходит. Люди убедились, что таким карнавалом ничего не добиться.»
…..
далее:
Пономарев: «На него (Путина) все вот эти вот массовые действия, они впечатления никакого не производят, на него впечатление производит только сила.»

1) Мирные митинги, по мнению Пономарева, это «карнавал», который не на что не способен. Для того, чтобы впечатлить Путина, нужна «сила», т.е. вновь подчеркивается необходимость радикализации и, как следствие, силовых акций.

2) Пономарев говорит о столкновении 6 мая «оно должно было быть».

3) Обратите внимание, на понятийный аппарат, который использует Пономарев – говорится не о победе протеста, не о свержении Путина, а о том, что Путина нужно всего лишь «впечатлить», т.е. заставить пойти на уступки.

Об этом же сразу после 6 мая писала Ирина Ясина «может быть, я слишком оптимист»:

«Минусов – миллион.
Безусловный плюс – один. Все мировые телеканалы будут показывать инаугурацию Путина только рядышком с кадрами жестокого избиения симпотичных девушек и журналистов.
Думаю, что еще некоторое количество стычек теперь уже неизбежно.
А дальше Путин пойдет на переговоры.
Просто потому, что в течение всей предыдущей карьеры он предпочитал обходиться «малыми жертвами». В смысле немногочисленными. Но может быть, я слишком оптимист.»

Констатируется, что:
1) Митинг или точнее спланированное нападение на милицию нужно только чтобы создать «картинку» для западных СМИ.
2) Эскалация насилия будет продолжаться для давления на Путина.

О нападении на ОМОН 6 мая:

Митрохин: «С самого начала задумывалась какая-то революционная акция… что-то такое, всех привести спровоцировать, чтобы началась массовая бойня и внимание СМИ и иностранных СМИ и всех прочих, чтобы таким образом отметить инаугурацию Путина.»

Митрохин прямо говорит, что события 6 мая – это заранее спровоцированная провокация организаторов митинга, которая должна была создать картинку для СМИ. Это ровно то же, о чем писала Ясина.

О численности митинга 6 мая:

Митрохин: «Когда был комитет, выходило 100 тысяч, а сейчас выходит 20»
Пономарев: «Ну вот, Сергей, не надо, сейчас-то была акция, которая была гораздо более массовая, чем все зимние акции.»
Митрохин: «Да ничего подобного.»
Пономарев: «Сейчас была самая массовая акция за все время.»
Митрохин: «Ну зачем, Илья? Ну что ты? Ну что это за вранье? Просто ну даже неприлично. Ну какая самая массовая?»
Собчак: «Назовите цифру и вы и вы.»
Пономарев: «Ну вот сейчас точно было за 100 тысяч.»
Митрохин: «Я считаю было тысяч 30, не больше, я там был.»
………
Пономарев: «Все говорят, вот это как раз говорят и власть и оппозиция.»
Митрохин: «Власти дали вообще 8 тысяч»

По данным МВД (на которые сослался Пономарев) на Болоте 10 декабря было 25 тысяч, на Сахарова 24 декабря было до 30 тысяч (что подтвердил опрос «Левада-Центра», проведенный по заказу оргкомитета митинга), на Болоте 4 февраля 35 тысяч, на Пушкинской 5 марта было 14 тысяч, а 6 мая собралось только около 8 тысяч.

Митрохин, говоря о пропорции 100 тысяч зимой/30 тысяч сейчас, лжет «прилично», он по крайней мере выдерживает реальную пропорцию между митингами, а Пономарев лжет настолько нагло и отвязно, что даже Митрохин считаете такое балабольство неприличным.

В этом вся суть лидеров оранжа, выходя под лозунгами «Честные выборы», «Хватит врать», «Независимый честный суд» и т.п. – они сами лгут во всем, не только в обвинениях своих врагов, но и даже в оценке своих собственных акций.

Это такая борьба «за честные выборы и отсутствия вранья» с помощью тотальной лжи.

Какие «Честные выборы» и какой «Независимый честный суд» устроят эти люди, придя к власти?

Банкротство оргкомитета:

Пономарев:

«Я считаю что предыдущий оргкомитет обанкротился, поэтому вся сеть полна сообщениями, что протест слит, поэтому пошел спад в марте, люди перестали выходить.»

Очевидная тенденция роста численности митингов резко оборвалась после 4 февраля, что произошло? 4 февраля, одновременно с болотным, состоялся 140 тысячный Антиоранжевый митинг на Поклонной горе, который раз и навсегда показал, что Болото не имеет никакого права говорить от лица народа и представляет только своих лидеров и пришедших к ним людей.

Затем прошли самые чистые в истории России выборы Президента (всеми от Голоса до КПРФ было заявлено (именно заявлено, а не доказано) о нарушениях на 500 из 95 000 УИК).

Не ушел с головой в оранж Медведев, хотя на это очень рассчитывали.

Т.е. Болото в своем «мирном» виде потеряло свою силу («легитимность»), что привело к немедленному падению его численности.

Радикализация:

Собчак: «В этом есть логика, Илья. Логика следующая, «протест слит», говорят вам все вокруг и вместо того, чтобы наращивать, работать и т.д. есть вариант радикализировать движения, т.е. пойти на обострение ситуации, чтобы получить дивиденды. Не это ли и произошло 6 числа?»
Пономарев: «Ну во-первых, это просто требование людей…»
Митрохин: «Далеко не всех.»
Собчак: «Т.е. люди требуют, чтобы была радикализация?»
Пономарев: «Люди требуют какого-то результата…»

После очевидного всем схлопывания «мирного» вида болотного протеста нужно его радикализировать, никаких других вариантов получения «какого-то результата» нет, об этом и говорит Пономарев.

Но радикализация очевидным образом отсекает от массовки большую часть «креативного класс» «коллективного Сванидзе».

Акция 6 мая:

Собчак: «Парфенов, Акунин, для вас не является таким тревожным звоночком, что эти люди они не пришли на этот митинг, также, как и я. Что эти люди дистанцировались от этого движения. Как вы думаете почему, Илья?»
далее:
«Это же было организованная акция 6 числа, о ней точно знали Парфенов и Акунин и я с ними тоже разговаривала, как вы думаете, почему они не пришли?»

Фактически Собчак говорит, что Парфенов и Акунин, как и она сама, знали о готовящейся провокации заранее и потому не пришли на митинг 6 мая.

Организация провокации 6 мая:

Пономарев: «Я не принимал участие в организации этой акции и делал это сознательно.»

Потому что знал о провокации заранее и боялся уголовной ответственности?

Оргкомитет:

Пономарев: «Вот тот оргкомитет, который составили Немцов, Пархоменко и Рыжков – претендовал на политическую роль. Он был составлен абсолютно недемократично, абсолютно волюнтаристским способом…»
………
«В любом случае, это было построено не снизу, это построено было решением нескольких лиц и тем не менее этот оргкомитет претендовал на принятие политических решений – он формулировал политические лозунги, он принимал политические декларации, он определял там порядок выступлений и т.д.»
Митрохин: «А этот что (оргкомитет) делает сейчас? И как он сформировался?»
Пономарев: «То, что было сейчас… выполнял роль чисто техническую.»
Митрохин: «Т.е. у этого марша не было политических целей, их никто не определял?»
Пономарев: «Политические цели должны были быть выработаны на той сцене.»

1) Пономарев констатирует факт наличия конкретного руководства митингов, которое в политическом смысле полностью управляет им и пользуется его плодами. Как в таком случае трактовать предложение Удальцова продлить полномочия Медведева на 2 года без выборов вообще? Он же делал его по сути от лица оргкомитета, о котором говорил Пономарев.

Мы давно говорили об этом, но сторонниками Болота это высмеивалось по принципу «эти люди никому не интересны и ничего не решают», заявление Пономарева тоже будет высмеяно? Или, как всегда, проигнорируют очередное самораскрытие лидеров оранжа?

2) Пономарев вообще игнорирует вопрос о том, как формировался новый оргкомитет и несет ровно ту же околесицу про «технические функции», которую несли про первый оргкомитет.
Т.е. новый оргкомитет не чем не отличается от старого.

Пушечное мясо:

Митрохин: «А если завтра в ответ на такие действия, обезумевшая, невменяемая власть, начнет стрелять просто в людей? Кто будет нести ответственность за гибель людей?… По поводу попа Гапона, понимаешь, вот он тоже для благой цели собрал рабочих и повел их, не предупредив, о том что там стоят солдаты, с ружьями заряженными.»
Пономарев: «Давай не говорить если бы, да кабы.»
Митрохин: «Это очень вероятная логика развития событий, потому что Путин не остановится перед этим, ты не сомневаешься в этом?»
Пономарев: «Я не сомневаюсь в этом.»
Митрохин: «Ты готов сознательно вести пушечное мясо, живой щит – людей в которых возможно будут стрелять завтра

О том, что митингующие, это «пушечное мясо» и «живой щит», «в которых возможно будут стрелять завтра» и «это очень вероятная логика развития событий» – говорит Митрохин.

Пономарев, по сути, не с чем не спорит.

Что делал Пономарев 6 мая:

Пономарев: «То, чем я конкретно лично занимался, пользуясь депутатским мандатом – я обошел все силы ОМОНа по кругу, залез в каждый угл.»

Выглядело это так:

Пономарев: «Я знал, что там будет»

Пономарев знал, что там будет.

Профессиональные активисты-провокаторы:

Пономарев: «Мы сделали между ними (милицией и митингующими) слой людей, которые были из профессиональных активистов, которых мы вывели вперед
Митрохин: «Они и спровоцировали ОМОН
Собчак: «А что такое профессиональные активисты?»
Митрохин: «Профессиональные революционеры.»
Пономарев: «Это активисты организаций «Левых», «Солидарности», т.е. каких угодно других.»
Собчак: «Именно они столкнулись с ОМОНом?»
Пономарев: «Конечно, конечно
Собчак: «Т.е. они знали на что идут?»
Пономарев: «Безусловно

На милицию 6 мая напали профессиональные активисты-провокаторы из «Левого фронта», «Солидарности» и других организаций – они знали на что идут.

Проход на Болотную 6 мая:

Митрохин: «Илья, очевидцы рассказывают, мне лично рассказывают мои активисты партии… спокойно можно было пройти. Да, коридор был сужен, но по этому коридору можно было спокойно пройти.»
Пономарев: «Но почему-то не прошли.»
Митрохин: «Потому что сели и стали сидеть и началась вся эта свалка.»
Пономарев: «Да не потому, что было нельзя пройти, потому, что было нельзя пройти, потому что был оставлен узкий проход…потому что на болотной площади было до хрена людей, проход был забит.»

Митрохин четко говорит, что было достаточно места для прохода на Болотную, но севшие на асфальт заблокировали его. Оправдания у Пономарева совсем слабые, а учитывая, что каждый может посмотреть интернет трансляцию, просто неуважительные к людям.

Подготовка профессиональных активистов «Левого фронта»:

Пономарев: «Опыт организационной работы, я смею тебя уверить, у «Левого фронта» достаточно большой. У нас регулярно проходят просто тренировочные собрания – на которых, т.е. люди тренируются, каким образом с полицией, чтобы не было травм.»

Профессиональные активисты-провокаторы из «Левого фронта» регулярно тренируются, как противостоять милиции.

Запланированная сидячая забастовка:

Митрохин: «Если есть план устроить какую-то сидячую забастовку когда-то там в конце, то знай, что всегда найдутся люди, которые захотят сделать это первыми и гораздо раньше. Поскольку был такой план, по сути провокационный, то он обязательно должен был реализоваться и реализовался, вот таким образом, как произошло. Вот это и было той провокацией, которая дала отмашку для ОМОНа.»
Пономарев: «Я лично, как политик, больше не дам сливать протест.»

1) Еще одно подтверждение того, что «сидячая забастовка» и столкновение с милицией были заранее спланированы.
2) Пономарев считает, что отсутствие насилия – это «слив протеста».

Революция:

Митрохин: «В следующий раз будет точно сказано, что, например, вот тут мы в такой-то момент все садимся и начинаем сидеть, это скажут заранее перед акцией всем, публично?»
Пономарев: «Давай когда там, условно говоря, революция, вот мы все будем объяснять, вот там Зиновьев с Каменевым.»
Собчак: «А у нас, простите, у нас будет революция, да?»
Пономарев: «Нет, нет я просто хочу сказать.»
Митрохин: «Просто проговорился, надо вырезать этот момент. Потому что это и есть тактика революционеров потомков большевиков.»
Пономарев: «Не надо нам ничего вырезать, я от своих слов абсолютно не отказываюсь.»
………..
Пономарев: «Ты хочешь сказать, что власть тебе согласует, вот давайте план свержения нас.»
Митрохин: «Есть план насильственного свержения власти?»
Пономарев: «4 марта этого года.»
Собчак: «Илья, есть план насильственного свержения власти? Да или нет?»
Пономарев: «4 марта этого года…»
Собчак: «У вас есть план насильственного свержения власти?»
……………..
Собчак: «В перспективе, есть ли план насильственного свержения власти?»
Пономарев: «У нас есть план отстранения Путина от власти… Любое отстранение от власти, ты можешь сказать, что является насильственным.»

Отмазки «мы не хотим революции» отброшены уже даже в публичном пространстве, но революция – не зло сама по себе, нередко это механизм исторического восхождения.

Но какая революция идет сейчас в нашей стране? Все факты говорят о том, что это оранжевая революция, которая губительна для страны и является механизмом регресса, а не восхождения.

Но, допустим, несмотря на очевидные факты, кто-то не видит оранжа в России. Тогда давайте прислушаемся к лидерам революции: Удальцов провозглашает буржуазную революцию, Пономарев говорит о том, что не собирается строить социализм.

Т.е. социалистической революции нет в повестке дня даже лидеров левого крыла оранжа. Никакого отношения к большевикам и подлинной революции вся эта мерзость не имеет.

Распад России:

Митрохин: «Революция ставит страну на грань распада, развала, а для нас сейчас это сверх актуально.»
Аналогичное заявление в Госдуме сделал Геннадий Гудков: «Радикализация протеста приведет к развалу страны.»

Митрохин и Гудков констатируют, что радикализация оранжа приведет к развалу страны.

Участие Пономарева в Перестройке 1:

Пономарев: «Самые ненасильственные были события, в которых и я и Сергей, я уверен, принимали участие в 1991 году

Один из лидеров «левого» крыло оранжа в 1991 принял участие в уничтожении СССР и гордится этим.

Кто делает революцию:

Пономарев: «Преобразования совершают те люди, которые как раз хотят что-то приобрести… это молодежь, которая только жаждет эту собственность получить… которые пойдут вперед до самого конца.»

Революцию в нашей стране делают те, кто не имеет доступа к кормушки (или не доволен им) и «жаждет эту собственность получить». Потому у нас революция оранжевая, а не настоящая и эти люди за «что-то приобрести» действительно «пойдут вперед до самого конца», только не своего, а чужого.
Большевики сражались за исторический проект, в который верили и за который отдавали жизни, за свое понимание идеального, а не за «что-то приобрести».

Самовооружение оранжа:

Пономарев: «Я уверен, что в конце мы придем к самовооружению людей

В ближайшее время на акциях оранжа могут начать стрелять. По сути тоже самое сказал Удальцов, который предложил срочно создать аналог «Сирийского национального совета», логичным продолжение которого является создание «Друзей Сирии России» и «Свободной армии Сирии России», которая будет «самовооружаться», при помощи «Друзей Сирии России» из США, Польши и других наших традиционных союзников в подобных вопросах.

Затем «The Financial Times» публикует аналогичное заявление: Запад должен признать властью в России «собравшихся вокруг Медведева» (которого Удальцов ранее предлагал оставить на 2 года президентом без выборов вообще).
Аналогичное заявление сделал Лимонов, призвав к Гражданской войне, Навальный без конца говорит о необходимости радикализации и т.д.

Итого

Пономаревым прямо сказано:
1) Мирные митинги («карнавал») не работают и нужна радикализация («переход к действиям»).
2) 6 мая была спланированная провокация, на ОМОН напали профессиональные, специально обученные бойцы.
3) Управление всеми митингами осуществлялось оргкомитетом во главе с Немцовым-Пархоменко-Рыжковым, который решал за счет пришедших на митинги людей свои политические задачи.
4) Управление новым этапом оранжа будет осуществляться новым оргкомитетом (который по принципам работы не чем не отличается от старого), куда не вошли неготовые к радикализации лидеры.
5) Цель всего этого – оранжевая революция или шире Перестройка 2.
6) Для достижения цели необходим насильственный протест, вплоть до вооруженного восстания. Об этом писал Овчинский – Болотная формирует экстремистское подполье.

Единственный шанс оранжа на сегодня – это шокирующая кровь, которая может придать новый импульс чахнущей оранжевой революции. Пока им не удалось организовать побоище, но у нас нет никакой гарантии того, что это не произойдет на ближайших акциях.

— блогер businessmsk

Источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Метки: , , , , ,

Комментарии запрещены.