Новая русская идеология: экспансия и усложнение как путь к бессмертию

Эксклюзив Авантюры

Ну, чо, пацаны, готовьте тапки!  Предлагаю вашему вниманию текст (большой и скучный)

Эпиграф:
Что аз же
многогрешный
На бренных сих листах
Недописах поспешно
Или переписах,
То спереди и сзади
Читая во все дни,
Исправи, правды ради,
Писанья ж, не кляни.
А.К. Толстой

А не взяться ли нам за Уильяма нашего, Шекспира формулирование, ну… не то что бы национальной идеи, но хотя бы государственной идеологии.

А зачем?

Ну, есть же у нас религии разного рода — может быть, достаточно?

Ммм… Не, чего-то не хватает. Ну например, какая из них правильная? Абсолютное большинство наших граждан скажет, что, например, православие есть гут, католичество с протестантством — ну…, нормально, ислам (традиционный) с буддизмом — тоже ничего, а вот, скажем, разного рода Свидетели чего-либо или там, бапт-, ислам- и др. «-исты» — как-то не айс. Почему?

Потому, что мы-таки чувствуем, что ряд конфессий упорядочивают мозг клиента и настраивают его на спокойное созидательное существование в этом не самом худшем (кажись…) из миров. А другие — ввергают своих адептов в нерешаемое противоречие с окружающей действительностью, и (что характерно) через это состояние некие «неустановленные лица» имеют свой профит.

Ну да ладно, об этом — потом.

А сейчас важно, что нам необходима некая общественная парадигма недогматического происхождения, то бишь, научно обоснованная, которая:

1. указала бы цель развития нашего общества в целом и каждого его члена в частности;
2. определила бы некую систему координат «благо — зло».

То есть, все просто — надо определить смысл жизни человека и неких сообществ людей под названием…. ээээ, нууу…, скажем:

1. русская нация (носители определенного, русского, генотипа, автохтоны Русской равнины)
2. русский народ (носители определенной, русской, культуры самого различного происхождения)
3. народ России (многонациональный народ севера Евразии, объединенный богатым опытом совместного проживания и выработавший вследствие этого уникальный симбиоз культур).

Не будем пока замахиваться на все человечество. Это попозже.

С чего же начать?

С главного — определения объекта исследования — человека. Что есть человек? «Душонка, обремененная трупом»(с) — не помню, чье, но весьма близко к истине. Наука-таки установила, что физическое тело наше есть продукт эволюции живой природы, и в этом смысле мы мало чем отличаемся от других высших млекопитающих. Значит, человек на организменном уровне, включая высшую нервную деятельность (да, а вы как думали, примитивное рассудочное мышление зафиксировано у многих развитых видов, — обезьян, дельфинов, медведей и пр.), подчиняется общим законам природы, открытым К. Линнеем, Ч. Дарвином, В. Вернадским и др., являясь обычным консументом третьего порядка.

Для нашего исследования важны следующие законы, сформулированные Вернадским:

1. Главным свойством живого вещества является его способность использовать окружающую энергию против принципа энтропии Клаузиуса.

2. Живое вещество на любом структурном уровне организации стремится к максимальному освоению окружающих материальных и энергетических ресурсов.

3. Весь процесс эволюции идет по пути усложнения форм организации живого вещества. Реализуя  второй биогеохимический принцип, живое вещество самоорганизуется во все более сложные организменные и надорганизменные структуры, адаптируясь к самым разнообразным условиям среды, чтобы захватить максимальное количество вещества и энергии в свой биогенный круговорот.

Таким образом, следует признать, что стремление к экспансии есть неотъемлемое свойство человека как части биосферы. Человек постоянно совершенствует свои надорганизменные структурные формы организации (называемые общественными отношениями), именно «чтобы захватить максимальное количество вещества и энергии в свой биогенный антропогенный круговорот». И нет ничего удивительного, что это совершенствование идет через жесточайшую внутривидовую борьбу, так как, благодаря такому чуду, как кора головного мозга, человек давно не имеет конкурентов в этой борьбе за пределами своего вида. Борьба эта идет на всех уровнях организации человечества.

Перечислим биологические стратоны, в которых структурируется человечество: индивидуум — семья — нация. Кроме биологических, еще есть социальная структуризация: индивидуум — коллектив (или группа единомышленников) — государство. Причем, эти стратоны причудливо пересекаются между собой, и индивидуум частенько жертвует интересами, например, семьи ради интересов коллектива, хотя чаще случается наоборот, из-за чего социальным стратонам приходится иметь специальные механизмы защиты своих интересов от биологических инстинктов индивидуума. Для его же, дурака, блага.

Здесь, кратенько разобравшись с биосферной функцией и биологическими свойствами человека, мы подошли к социальной его составляющей. Ну, социум не есть человеческое изобретение, многие другие виды тоже довольно сложно структурированы на надорганизменном уровне организации, однако если формы организации пчелиной семьи или волчьей стаи неизменны в течение тысячелетий, то человеческий социум стремительно меняет свои формы для получения выгодных позиций во внутривидовой борьбе.

Что же принципиально отличает человека от животного? А выражаясь научно, в чем его, человека, уникальная биосферная функция? Если мы поймем это и будем строить свой социум именно в соответствии с этой функцией, то законы природы будут за нас. Если нет — что ж, «Ветер просто дует. Кто-то писает против него, а кто-то подставляет ему паруса» (с).

Здесь, наверное, будет уместно процитировать себя-любимого. Цитата:

….. На что же расходуется биогенная энергия химических связей органических соединений, созданных организмами-автотрофами? Наблюдение показывает, что вся последующая трофическая цепь организована таким образом, чтобы ни один джоуль этой «легкоусвояемой» энергии не ушел напрямую в абиотическое состояние. Конечно, органика рано или поздно становится снова водой, углекислотой и окислами других соединений, но до этого она дает жизнь целым биогеоценозам, которые в идеале представляют собой равновесные экосистемы, где вся биогенная энергия утилизируется живым веществом, весь процесс эволюции которого и направлен на повышение КПД использования этой энергии. При этом наблюдается непрерывное усложнение структуры биосферы, повышение ее организованности, или уменьшение ее внутрисистемной энтропии. Если опираться на тезис Вернадского о неслучайности эволюционных процессов, то следует признать, что повышение сложности и организованности биосферы и есть целевой результат работы биогенной энергии, а геохимический аспект этой работы – не более чем побочный эффект.

Чем же можно количественно выразить такие понятия, как «сложность», «организованность», «порядок», «структурность»? Только битами информации, необходимой для описания данной системы. Но если на повышение информативности (увеличение количественной величины — бит) тратится энергия (форма материи), то информация та же является формой материи наряду с веществом и энергией, хотя бы в силу материалистической концепции отсутствия в нашей вселенной чего-либо, кроме материи. При таком понимании системы как носителя информации и направленности эволюции на ее увеличение, появление мыслительного процесса выглядит естественным и логичным результатом развития биосферы.

Вернадский пишет:

«… в нашем построении окружающей природы у нас нет, казалось бы, места для человеческого разума, как геологической силы, так как он не является формой энергии».

(прим. Вернадского:

Я не могу входить здесь в рассмотрение этого эмпирического обобщения и тех парадоксальных выводов, которые можно отсюда сделать, так как человеческий разум не является формой энергии, а производит действия как будто ей отвечающие. Отмечая это как эмпирический факт, я думаю, что дальнейшее развитие научных данных позволит нам выйти из этих, может быть, кажущихся противоречий…)

Противоречие оказывается действительно, «кажущимся». Человеческий разум, ставший возможным в результате усложнения и структуризации нервной системы, в свою очередь работает организатором окружающего пространства, повышая его информационную насыщенность.

Постоянное повышение информативности человеческого социума, вкупе с очевидной систематизирующей направленностью эволюционного процесса, не оставляет сомнений в существовании еще одной формы материи – информации, которая является функцией от другого ее состояния – мысли.

Такое представление связи системности с информацией и мыслью поддерживается современными исследованиями в области физического вакуума, которые выводят ноосферу Вернадского на качественно другой уровень понимания – как информационное поле человеческого коллективного сознания.

Структурная эволюция человечества

Концепция структурной эволюции снимает вопрос об отсутствии биологической эволюции человека в историческое время. У человека нет ограничений на организменном уровне для исполнения своей биосферной функции. Возможности его главного рабочего органа, мозга, далеко не исчерпаны, наоборот, они задействованы лишь на 3 – 4%, что позволяет утверждать, что основная функция, «уготованная» человечеству биосферой, еще впереди.

Эволюция человека наблюдается именно на том уровне, который несовершенен, который ставит ограничения расширению области реализации человеческой мысли – на популяционном уровне. Человеческая популяция структурирована в систему социумов, образованных по принципу этнической и социокультурной близости. Эта система подчиняется общим биосферным законам, в том числе закону эволюции с непрерывным усложнением структуры, движущими силами которой являются также биосферные факторы – стремление к освоению всего доступного пространства и борьба за выживание. Выражается это в поглощении (а если невозможно, — в уничтожении) более организованным социумом менее организованных сообществ.

Лучше всего это направление в науке разработано Л.Н. Гумилёвым, который подошел к истории человечества с позиции учения Вернадского, не отделяя человека от биосферы и развитие человеческой цивилизации от общих процессов эволюции. Он определяет этнос как надорганизменную структуру, которая, как и организм, рождается, взрослеет, стареет и умирает в процессе своей жизнедеятельности. Культурно-идеологические основы этноса, являющиеся цементирующим и систематизирующим фактором этногенеза, могут меняться в зависимости от фазы его развития. Гумилев вводит определения идеологических концепций, на основе которых строится социум, подразделяя их на системы и антисистемы. Идеология-система структурирует общество, дает ему направление развития, тогда как антисистема атомизирует общество, делает его пассивным по отношению к окружающему миру и бессильным в социальной конкуренции.

Концепция этногенеза по Гумилеву, казалось бы, противоречит положению Вернадского о том, что к ноосфере человечество должно прийти в виде единого целого под объединительным императивом научного познания, которое, в отличие от культурно-идеологических («философских и религиозных» – по Вернадскому) построений, универсально. При системном рассмотрении проблемы, противоречий не наблюдается, любое «целое» (структурный элемент) в биосфере представлено в виде сложной подсистемы со своими внутренними процессами и противоречиями, что и обуславливает возможность его (элемента) эволюции вместе с эволюционирующей биосферой.

Что же касается концепции довлеющего императива научной мысли, то при всем уважении к Вернадскому, следует признать ее утопией, хоть и научной. Невозможно представить даже теоретически ситуацию, когда научное мышление овладевает умами хотя бы половины индивидуумов, составляющих человеческую популяцию. И даже если и предположить такую возможность, это поставило бы человечество в невыносимые условия, потому что «здравый смысл» как тип мышления, в корне отличающийся от научного типа мышления, более полезен для решения абсолютного большинства текущих задач, встающих перед индивидуумом в процессе жизнедеятельности.

Так как же быть с «… перестройкой биосферы на благо человечества…»? Для начала опустим излишний антропоцентризм данной сентенции, и признаем, наконец, что человек, как и любая другая подсистема биосферы, является не ее целью, а ее средством – средством дальнейшей структуризации пространства. В этом плане понятие «благо», употребленное Вернадским, принимает вполне конкретный смысл – возможность человека максимально реализовать свою способность к мышлению для систематизации и гармонизации окружающего пространства, тем более что тут цели биосферы и человечества совпадают.

Таким образом, становится очевидным вывод, что направленность эволюции социальной структуры человеческого сообщества заключается в максимизации КПД использования основного действующего агента ноосферы – человеческого творческого созидательного потенциала в решении задачи структуризации окружающего пространства и развития информационного поля Вселенной. конец цитаты

из реферата по философии к кандидатскому экзамену по «Истории и философии науки» на тему: «Геохимическое учение В.И. Вернадского о биосфере и ноосфере»

Итогом всех этих «многабукафф» является тривиальный вывод, который каждый из вас, уважаемые господа, и без меня знали, но стеснялись написать:

Государство наше, как надорганизменная структура,  должно обеспечить два условия для существования и развития своих подсистем (граждан, коллективов, объединений и пр.):

внешний аспект — развивать возможности для максимальной экспансии в освоении как можно большего количества материальных и энергетических ресурсов;

внутренний аспект — обеспечить развитие творческого созидательного потенциала (далее — ТСП) своих граждан и создать максимум условий для его реализации.

И пусть товарищи, мечтающие, чтобы им «дали пожить спокойно» не закатывают горестно глаза при слове «экспансия». Как показано выше — закон природы нас к этому обязывает. Равновесное сосуществование этно-культурных сообществ (не только оформленных в государства, но и внутригосударственных) есть продукт равновесия сил. Как только одна сила ослабевает, другая ее вытесняет с занятых позиций. Представьте много воздушных шариков в замкнутом пространстве. Причем давление в каждом шарике достаточно для заполнения всего объема. И вдруг в одном из шариков давление начало снижаться… Пространство пустым не окажется, его заполнят другие.

Что же касается внутреннего аспекта, тут налицо взаимозависимость — поддерживать в рабочем состоянии и развивать сложнопостроенную систему могут только индивидуумы с высоким ТСП, с другой стороны, — реализовать свой ТСП индивидуум может только в высокоразвитом сложноорганизованном обществе. Это мы видим на примере нашей весьма Средней Азии. Сложная система доставшаяся бабаям, быстро деградировала до бабайства. А как реализовать свой ТСП, скажем, инженеру-гидроэнергетику в «бабайстве»? Никак. Примитивным обществам не нужны ни гидроэнергетики, ни океанологи, ни специалисты по физике элементарных частиц.

Движущей силой эволюции систем будет не только межсистемная борьба за ресурсы, но и, по всем правилам диалектики, противоречия между текущим средним ТСП индивидуумов и структурой общества: в идеале, структура работает на повышение ТСП, а когда перестает соответствовать его уровню, люди модернизируют, улучшают систему. Получается восходящая спираль эволюции, и этот тянитолкай может работать бесконечно при одном условии — люди добровольно хотят развивать и максимально реализовывать свой ТСП. Может быть и обратный тянитолкай — люди не желают реализовывать свой ТСП, предпочитая тратить те ресурсы, которыми располагают, на получение удовольствий организменного уровня  вместо творческого преобразования мира в сторону повышения информативности, упорядочивания и гармонизации пространства. Тогда самая распрекрасная система окажется излишней для них и будет стремиться к примитиву. А как мы уже выяснили, примитивным системам не нужны «юниты» с высоким ТСП, то есть ситуация развивается по ниспадающей спирали.

Таким образом, очевидно, что развитие отношений индивидуум — система никогда не стоит на месте, оно либо совершенствуется, либо примитивизируется.

Что нам дает концепция структурной эволюции на практике? Ну, например, объективный критерий оценки действий тех или иных индивидуумов. Позавчера (ЕМНИП) ведущий на Вестях-ФМ задал такую тему:

«В связи с непрекращающимися неудачами Роскосмоса, стоит ли и дальше продолжать развитие космических программ, или оставить их на откуп тем, у кого это получается лучше, например, Америке?»

Вот если бы у нас в стране официальной идеологией была бы озвученная концепция, за ним бы уже «выехали», как только он произнес свой вопрос до конца. А потом, «v podvalah Lubyanki»(tm) ласково бы спросили, кто надоумил, кого еще надоумили нашу Родину примитивизировать. А что такого? — спросите вы. Это же только вопрос. Э, ребята, не только! Помню, как то в 1988 г. прочитал в газете заголовок «Распад Советского Союза невозможен». И всё понял. Скоро трындец. Нет, умом-то я понимал, что действительно, как бы распад невозможен, но ведь раньше даже слово «распад» рядом со словами «Советский Союз» невозможно было представить. Как только словосочетание «Распад Советского Союза» (неважно в каком контексте) было положено в голову обывателю — остальное было делом времени. Так-то вот. А вы говорите «ноосфера»…

Вопрос идеологии — это именно вектор спирали, по которой будет развиваться наше общество — вверх или вниз. И если государство декларировало ее отсутствие, это не значит, что ее у нас нет. Она есть, хоть ее и никто не сформулировал. Давайте попробуем. Я бы ее сформулировал так:

«Любая подсистема государства (индивидуум, коллектив, предприятие, объединение граждан) имеет целью извлечение прибыли из окружающей среды и из других подсистем. Взаимодействие подсистем регулируется законодательством».

В принципе, декларируется первое основное свойство живой природы — идет борьба за ресурсы и пусть победит сильнейший. Беспредела не допустят «органы». Все бы ничего, но эта концепция не предполагает зависимость получаемых подсистемой ресурсов от ее вклада в, грубо говоря, «борьбу с энтропией в отдельно взятом государстве», а также способствует дезинтеграции и атомизации общества, что, в конечном итоге, снижает его шансы в межгосударственной конкуренции.

Поэтому мы и наблюдаем до сих пор движение по нисходящей спирали нашей системы. Скорость заметно снизилась, а в некоторых областях встала в ноль, или даже вектор поднимает голову наверх, но инерция слишком велика, да и внутри озвученной идеологемы приходится работать как говорится, «не благодаря, а вопреки». Не, ребята, надо что-то менять в консерватории.

Предлагаемая Концепция, несмотря на свою околонаучность, легко увязывается с основными религиозными идеями. Давайте представим себе Творца, который хочет «сделать красиво» на подведомственной ему территории. Творец, скорее всего, сущность сложная, многомерная и не помещается в наше примитивное трехмерное пространство. Да и  время наше ему тесновато. Таким образом, для творчества ему нужен инструмент, который бы реализовывал Его замысел в нашей простенькой реальности. Ну, как, скажем, художник ведь не может войти в двумерный мир плоскости холста, на котором он хочет чего-то изобразить. Ему нужны кисти и краски. Так и Творцу необходим человек, который бы воплощал задуманное в нашей Вселенной.

А конфессии, отрицающие активную роль человека в гармонизации Вселенной, согласно Концепции признаются «антисистемами» и подвергаются немедленному курощению!

ЗЫ
Три источника и три составные части Концепции структурной эволюции:
1. Диалектика Гегеля
2. Учение о биосфере Вернадского
3. Этногенез Гумилева

— kypchak

Источник 1
Источник 2

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Метки: , ,

Комментарии запрещены.