Несисоппы: духом нищие, телом дебелые

Эдуард Лимонов — гомосексуалист. Но мы его любим не за это. Тем более, что и слухи о гомосексуальности Лимонова не подтвердились: на том самом порочащем видео, на котором оппозиционер на букву «Ш» сношает матрас, Лимонов показал себя самым что ни на есть суровым мачо.

В любом случае, вне зависимости от подозрительных пятен на репутации Лимонова, я уважаю Эдуарда Вениаминовича за честность и прямоту. И еще за неподкупность. Так как только полностью независимый политик может себе позволить заявить прямо: все полимеры просраны, буржуазная революция окончательно провалилась.

Процитирую характерный фрагмент из свежего поста Лимонова про события в Астрахани. В Астрахани, в которой йог Олег Шеин поражает нас своей необычайно хорошей для голодающего физической формой:

«Столичная интеллигенция выступила подчеркнуто отдельной группой. Чужеродной, московской, инопланетной. Думаю астраханцам этот богатенький десант не понравился…

Вот что бывает, когда буржуазные лидеры и авторитеты предоставлены самим себе. Не умея быть политиками, они создают гротескный мир кажущейся политики, мир псевдогероев и псевдо- политических событий.

Именно по причине этого псевдо, ненастоящести, их и не репрессируют, не преследует власть. Вы заметили что их не преследуют?»

Лимонов совершенно правильно определил причины упадка нынешней нетрадиционной оппозиции. Общество готово сейчас бурлить в своих дневниках и постить там картинки с баррикадами только тогда, когда роль командира берёт на себя какой-нибудь народный герой. В качестве лидера современного протеста может выступить только простой и понятный человек. Скромный, честный и безусловно порядочный.

Однако, как говорил Ральф Уолдо Эмерсон, за деньги можно купить почти всё — кроме теплоты человеческого сердца. Увы, можно купить за деньги и бессребреников-оппозиционеров. Дорвавшись в начале своей карьеры до первых скромных ресурсов, борцы с режимом немедленно начинают эти ресурсы монетизировать. Покупают себе квартиры и автомобили, отращивают ряху, тратят на отдых огромные деньги, летают, как на работу, в США. И, в итоге, превращаются в тех самых «жуликов и воров», с которыми они с таким яростным пафосом сражаются.

Вот, допустим, госпожа Чирикова. Начинала свою карьеру как бедный эколог, защитник природы. Трогательный имидж слабой женщины, готовой своим телом защитить зелёные насаждения от злых дорожников, позволил ей стать секс-символом нашей пятой колонны. Но… вот сейчас мы узнаём, что Чирикова получила за свою политическую деятельность от фонда Голдмана сто пятьдесят тысяч долларов.

Спрашивается, как мы будем относиться к Чириковой теперь? Будем ли мы по-прежнему, по инерции, считать её своей? Или же она теперь окончательно вошла в ту «чужеродную, московскую, инопланетную» группу, о которой пишет Эдуард Лимонов?

Или, скажем, покоритель фонтанов Удальцов. Продолжим ли мы считать Удальцова своим парнем, простым и принципиальным, после появления аудиозаписи, на которой он обсуждает с заказчиком детали организации проплаченного митинга на тысячу человек?

Очевидно, нет. Грязь и деньги одинаково губительны для репутации оппозиционного политика, а наша нетрадиционная оппозиция с остервенением обмазывается и тем, и другим.

Результат подобной неразборчивости немного предсказуем. Мы имеем сейчас удовольствие наблюдать за всеми фазами превращения лидеров свободного общества в лидеров очередной мелкой, погрязшей во грехе псевдооппозиционной партии. На выборах президента Миронов набрал позорные три процента голосов. Эта цифра хорошо отражает отношение россиян к политикам, которые идут на выборы под лозунгом «да, мы тоже жулики и воры, но мы лучше жуликов и воров в Кремле».

Повторюсь, люди готовы идти исключительно за аскетами и праведниками. А так как власть — даже совсем маленькая — развращает, то аскетов и праведников в рядах нашей нетрадиционной оппозиции банально не наблюдается.

Есть при этом у оппозиционных стай и ещё одна неприятная особенность. В то время как традиционные партии ещё как-то пытаются отфильтровывать откровенных психопатов и слишком уж наглых воров, то партии оппозиционные, в силу кадрового голода, берут в свои ряды всех подряд. А например, Ксения Собчак — богатая дама со скандальной карьерой — не та персона, которая сможет сказать инженерам и программистам, что она с ними, так как она «своя».

Короче, коллеги, я вижу сейчас, как герои Болотной площади сдуваются один за другим: превращаются в классических пустых коррупционеров, которыми и так уже битком кишит, например, Государственная Дума. Идти же под знамёна важно надувающих щёки фарисеев с раздутыми от долларов карманами не хочет никто.

Поэтому я с Эдуардом Лимоновым склонен согласиться. Порядочных людей среди лидеров нашей оппозиции нет и, в общем, никогда не было. Идти же за непорядочными дураков мало: спасибо многократко увеличивающему каждое пятнышко грязи Интернету.

Наверное, нетрадиционная оппозиция могла бы объявить а-ля кастинг и попытаться привлечь на свою сторону нормальных, честных людей — устройчивых к соблазнам и готовых работать не за домик в Израиле, а за идею. Однако никаких мало-мальски годных идей у «несогласных» нет. Если, конечно же, не считать таковой идею «разрушим всё до основания и начнём Россию с чистого лица».

Проще говоря, наша нетрадиционная оппозиция нища духом. А нищие, как известно, не выбирают. Поэтому шансов увидеть в рядах нетрадиционной оппозиции новые, чистые и умные лица у нас — около нуля.

— Фриц Морген

Источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Метки: , , , , ,

Комментарии запрещены.