Либеральные вурдалаки

«Нет ни желания, ни необходимости подробно комментировать то, что случилось в Москве 6 мая 2012 года на Болотной площади. Произошло то, что не могло не произойти из-за наших с вами беспечности и глупости. Слава Богу, правоохранительные органы не позволили перерасти авантюре в гражданскую войну, ну а если бы вдруг?.. Нам некого было бы винить, кроме самих себя.

Либеральные оборотни, наглея от безнаказанности, грязно оскорбляют народ, государство, его законных руководителей. Что тут говорить?

Хватит говорить… Пора научиться действовать. Эти негодяи уважают только силу. Так не пора ли ее продемонстрировать?

Мы не призываем ни к мести, ни к жестокости… Но хватит! Мы не можем позволить, чтобы судьба народа и дальше зависела от воли кучки идеологических пройдох и политических авантюристов. Мы должны жестко потребовать от правительства и президента то, что они должны были (вместе с нами) сделать давно, но не сделали:

Все виды оппозиционных объединений должны быть распущены и запрещены указом президента;

Органы СМИ, изо дня в день, возбуждающие ненависть такие, как «Эхо Москвы», «Коммерсант», «Газета.ру», а также телеканал «Дождь» и ряд других должны быть впредь до судебного разбирательства закрыты.

Законодательство, предусматривающее жесткие санкции за пропаганду религиозной ненависти, должно наконец заработать».

Это придумал не я, это плод коллективного творчества «группы литераторов» (так назвали себя подписанты) образца 1993 года. Полный текст опубликован в газете «Известия» 5 октября 1993 года. Я лишь не отказал себе в удовольствии поменять местами идеологические знаки.

То есть, проще говоря, вместо «красных» во всех смыслах подставил «белых», но полностью сохранил риторику, призывы к конкретным действиям и эпитеты, чтобы продемонстрировать ту степень толерантности к инакомыслящим, которой всегда бравирует «наша» интеллигенция. Обратите внимание на последовательность: «Мы не призываем ни к мести, ни к жестокости… Но хватит!» и побуждающе-умоляющий заголовок: «Раздавите гадину!». Чем не 1937 год: «Бешеных собак к расстрелу!»

Разве можно сопоставлять те события и эти — наверняка воскликнут многие. А я вовсе не события сравниваю, а отношение передовой части общества (как они сами себя позиционируют) к политическим и идеологическим противникам.

Мне очень непонятно, почему, например, «прогрессивный» Сергей Пархоменко выступивших против президента в 1993 году называл «бандитами, отморозками и мятежниками». А тех, кто выступает против президента в 2012 году, именует «гражданской оппозицией».

Пусть те для вас были «плохими», а эти «хорошими», но ведь категория «милосердия», которой он частенько оперирует, не может быть избирательной. Либо милость ко всем «падшим», либо нечего плакаться про «кровавый режим». Помните басню — вперед чужой беде не смейся, голубок?!

«История с Pussy Riot сильно расколола общество. Речь идет не только о судьбе трех молодых девчонок, речь идет о христианских ценностях — милосердии, сострадании… Жалею, что 6 мая я была на гастролях, а не с теми, кого потом так жестоко разогнали», — говорит сегодня народная артистка России Лия Ахеджакова.

Та самая Ахеджакова, что в октября 1993 года бесновалась:

«Говорят, там уже 100 тысяч людей (речь о защитниках Белого Дома — прим.авт). А где наша армия? Почему она нас не защищает от этой ПРОКЛЯТОЙ КОНСТИТУЦИИ?»

Активно против «проклятой конституции» была не только она: «применить насилие» на митинге у здания Моссовета звал правозащитник Лев Пономарев, который через девятнадцать лет станет заявлять, что он всегда был решительным противником «всякого насилия».

«Озверел» в те дни и «тишайший» демократ Григория Явлинский, обратившийся к Ельцину с требованием активизировать

«все силы правопорядка для подавления экстремистских, формирований. Если этих сил будет недостаточно, необходимо рассмотреть вопрос об использовании регулярных вооруженных сил».

Интересно, что бы он сейчас сказал на просьбу к Путину бросить против участников «болотных митингов» «все силы правопорядка с использованием регулярных вооруженных сил»?

«Дешевой порнографией» назвал фильм «Анатомия протеста» Николай Сванидзе, получивший 17 января 1994 года орден «За личное мужество». Так его оценила тогдашняя власть, а вот что про исполнение «профессионального долга» журналистами а-ля Сванидзе говорится в материалах Доклада специальной комиссии Государственной Думы «по дополнительному изучению и анализу событий, происходивших в городе Москве 21 сентября -5 октября 1993 года»

Свидетель А Лейбов: «Что только я не узнал о себе и своих товарищах за эти дни… И то, что все мы алкоголики, бандиты, бомжи и проститутки, что мы извели на костры все деревья в окрестностях Белого Дома, что нам под студенческие билеты роздали тысячи автоматов…»

А вот вывод Комиссии Госдумы: «Именно эта деятельность средств массовой информации и вызванное ею возмущение во многом спровоцировали 3 октября 1993 года массовый поход к телецентру «Останкино»

И там же: «Поддержка представителей средств массовой информации была высоко оценена. Ельцин Б.Н. издал Указ Президента Российской Федерации «О награждении орденом «За личное мужество» работников средств массовой информации, проявивших «мужество и отвагу» «при исполнении служебного долга во время освещения событий 3-4 октября 1993 года в городе Москве».

Вместо эпилога:

- Как же я ненавижу своих оппонентов, так и раздавил бы гадов!
- А вдруг они тебя?
- А меня-то за что? Милосерднее надо быть!

— Михаил Синельников

Источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Метки: , , , , ,

Комментарии запрещены.