Фантомас разбушевался

Этот коротенький сюжет внес разлад в тихое согласие моей семьи.
«Дурак!» — просмотрев ролик, оценила супруга.
«Кретин». — не согласилась теща. — «Полный кретин
И заспорили. И спорят, насколько я слышу, до сих пор, на повышенных тонах.

Я же, со своей стороны, скажу, что Сергей Станиславович сумел сделать то, чего ранее не удавалось никому из лидеров оппозиции, хоть справа, хоть слева. Впервые на моей памяти четко, ясно и лаконично сформулирован список претензий рукопожатного меньшинства к президенту РФ, руководствуясь которым эти лидеры зовут людей на осенние митинги, — и претензий этих, оказывается, ровно три…

Во-первых, оказывается, г-н Путин, приехав на саммит в одиночестве, занял четырехкомнатный номер, тем самым однозначно погрязнув в коррупции. В принципе, логика лидера Левого Фронта кристально ясна. Он, видимо, когда куда-то ездит в официальному качестве, мыкается в ночлежке с туалетом через двор, но Бог с ним. Имеет право. А что не знает человек, что в VIP-номерах (а действующий глава государства, как ни крути, именно VIP-персона), кроме спальни (где спят), кабинета (где работают) и салона-приемной (где общаются с помощниками) есть еще и комната для охранника, с которым президент не имеет права расставаться, — так и пусть себе не знает. Во многая мудрости много печали.

Во-вторых, чудовищным прегрешением г-на Путина перед многонациональным народом России, по мнению г-на Удальцова, является тот факт, что президент РФ приехал без супруги. Вот не взял человек с собой жену на важные переговоры, и это плохо. А если бы взял, было бы хорошо. Но раз уж не взял, значит, нельзя такому лидеру доверять. Далее идет длинный, очень заинтереснованный пассаж на тему, «ой что же там, типа, в семье у г-на Путина!» с толстым, в три обхвата намеком на то, что такой кошмар возможен только в задавленной тираном России. Ничего конкретного при этом оратор, конечно, не знает, но языком под одобрительное мычание зала молотит, аки бабушка на лавочке.

Ну и в-третьих, конечно, журавли. Куда ж без журавлей. Дескать, «Героический полет… Никто из наших руководителей на такое не решался!». Опять же, с отчетливым ай-яй-яй. И ведь не поспоришь. Раньше руководители зверье все больше убивали, — и раз убивали, и два, и три, — а этот, понимашь, вместо того, чтобы кропить красненьким беленькое или, на худой конец, заниматься во славу России другими простыми и понятными лидеру Левого Фронта делами, провожает куда-то каких-то бессмысленных птичек.

На самом деле, конечно, все не так просто. На таком уровне власти все, вплоть до цвета галстука и места за столом играет роль символа, своеобразного мессаджа партнерам по переговорам и всему миру. И насчет тех же стерхов очень многие все поняли правильно. Например, Лукас Алперт из The Wall Street Journal отмечает, что Путин ясно дает понять гостям саммита, что «не выглядит как мачо», то есть, готов говорить на равных, а Линн Берри из The Washington Times добавляет, что полет, хотя и выглядит забавно, но «стал проверкой лидерских качеств президента», сумевшего увлечь за собой даже птиц, — и это неприятно поражает таких зубров, как, скажем, Брайан Палмер из Slate. Зато Лора Малейн на страницах The Guardian прямо говорит:

«Хорошо, что сибирские журавли находятся под крылом Путина. Несмотря на критику тех, кто видит в этом лишь политическую рекламу, можно сказать, что российский президент совершил очень хорошее дело, сумев привлечь внимание к проблеме животных, находящихся под угрозой вымирания».

Впрочем, г-ну Удальцову не до мнений западных комментаторов.

В серьезной, тем паче, на уровне символов политике он не разбирается, да и не нужно ему это. Ему главное, чтобы в час Х как можно больше народа вышло на улицы российских городов протестовать против тирана, позволяющего себя спать в спальне, а не в кабинете, тем паче, имеющего (ведь говорят же люди!) какие-то проблемы в семье, — а главное, смеющего вести себя не так, как предшественники.

Собственно, все.

То есть, не все, но перепалка в семье усугубляется, и мне пора вмешаться, расставив точки над «ё». Да простит мне супруга, но она не права. Права знающая жизнь тёща. Сергей Станиславович, безусловно, не дурак. Дурак — это когда не совсем такой, как все, туповатый, без искры Божьей. А здесь, уж извините, налицо клиника.

— Лев Вершинин aka putnik1

Источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Метки: , ,

Комментарии запрещены.