Die Antwoord: Real Crazy Russia

Мирослав Чемоданов взял хорошее интервью у южноафриканской группы Die Antwoord. В музыке я ничего не понимаю, но некоторые впечатления ее солиста показались мне любопытными. Ниже объясню, почему.

— Было в России что-то, что тебе хочется увидеть снова?
Россия оказалась одним из самых необычных мест из всех, где я побывал, а я много поездил. Япония и Москва — когда я был в этих местах, то как будто оказывался на другой планете. Я не представлял, что Россия будет такой… жёсткой! Начиная с аэропорта, как только ты выходишь из самолёта, всё вокруг выглядит как жесточайшая жёсткая жесть. Я в жизни не видел столько жёстких лиц, суровых, агрессивных. И в то же время — куча богатств, дорогого дерьма. Толпы ебанись каких богатых, срущих деньгами людей — я нигде не видел их в таких количествах, как в России. Это всё было настолько не похоже на места, к которым я привык. И мне это понравилось! И всеобщий жёсткий настрой, и денежные реки — всё это дико экстремально и дико интересно. Всепроникающий непрекращающийся экстрим — вот что мне нравится в России.

Нередко люди в разных городах мира приходят на наши концерты, просто чтобы поглазеть на нас, как на какой-то цирк. Иногда — совсем не часто — я вижу среди публики тех, с кем я чувствую связь. И странным образом на московском концерте я обнаружил очень много людей, с которыми я на одной волне. Трудно объяснить, в чём дело, но было так, будто каждый в зале — мой брат.

— Что ты чувствовал, покидая Москву в тот раз? Похмелье?
— Чёрт, да. Никогда раньше я не пил столько водки. Я могу иногда употребить немного с апельсиновым соком, но в России мне сразу сказали прекратить корчить из себя королевну и пить чистоганом, как мужик. А что я чувствовал сильнее всего, покидая Россию, так это злость. Я ворчал всю дорогу: «Какого хрена! Я не хочу уезжать!» Кстати, в этот раз мы решили побыть в Москве подольше — останемся у вас ещё на одну ночь. Отыграть концерт — всегда круто, но нам хочется ещё немного потусоваться у вас.

— У тебя уже есть план, как ты хочешь провести этот дополнительный выходной в Москве?

— План прост: повеселиться.
— Москва — не худшее место для его осуществления.
— Заебись!

— В твоём декабрьском интервью Look At Me ты упомянул, что в следующий свой приезд пойдёшь в русскую баню. Всё так?
— Да-да-да! Та журналистка ещё показала мне картинки бани в интернете. Я не на шутку прихуел от них. Там было что-то типа бойлерной, в которой сидело много толстяков, а вокруг них — официантки топлес. Это должно быть весело!

— А ещё там хлещут друг друга специальными вениками.
— (Безудержно смеётся.) Вот! Я так и знал, что это должно быть смешно! Я только думаю: а меня пустят? Я не слишком худой?

— Ещё я видел снимок вас с Йоланди в московском метро. Как тебе оно?
— Оно просто взорвало мой мозг. Я как будто попал на художественную выставку, в музей с экспонатами из сороковых.

— У вас нет ничего подобного в Южной Африке?
— (Хохочет.) Ты в себе? Нет! Южная Африка — жопа! Там нет ничего настолько же красивого, даже близко. Нет ничего старого, сплошь — новое дерьмо. Ваше метро — офигенное. И что меня поразило там больше всего: все эти экспонаты — в прекрасном состоянии. Если бы у нас появилось что-то подобное, каждый давно утащил бы себе по бронзовой статуе, чтоб украсить задний двор.

Так к чему это я, собственно?
Нет, не того ради, чтобы сравнить роскошь сталинского метро с нищетой постколониальной ЮАР.

Мне кажется, данный текст (как и многие другие выступления последних лет) удачно иллюстрирует одну важную мысль, которую я давно пытаюсь донести до соотечественников. Она состоит в том, что внедренный в годы Перестройки и сразу после нее самоуничижительный взгляд на Россию ложен, должен быть и вскоре будет русскими преодолен. Тем более, что кроме тех, кто пал непосредственной жертвой той давней информационной войны, его никто на свете не разделяет.

(Вопреки причитающим об ужасах «этой страны», это касается и материального плана бытия. Говоря объективно, по состоянию на 2013 г. огромной части населения планеты до достижения российского уровня доступа к благам цивилизации понадобятся ВЕКА развития. То есть, наш потенциал оказался выше, а исторический путь — продуктивнее, чем у ПОДАВЛЯЮЩЕГО БОЛЬШИНСТВА народов Земли. Несколько миллиардов человек отдали бы правую руку, чтобы жить, как живут в России самые разнесчастные страты некогда поистине социального общества).
Но по большому счету дело даже не в этом.

Дело в том, что за 25 лет многих русских научили презирать в себе даже то, за что нас веками превозносил и боялся весь мир: безудержную ярость к врагам и работе; безоглядную щедрость к друзьям и искусствам; и беспредельные сложность и широту души, дарующие причастившимся сверхимперскую сверхспособность — парить над убогой реальностью, обнимая состраданием весь мир, принимая за своих всё человечество, не деля его на тех или этих, обещая каждому билет во всеобщее светлое будущее.

Когда нас учили презирать собственные уникальные преимущества — это был обман, и обман беспардонный. Население купилось, и теперь мы имеем последствия.

Между тем, достаточно взглянуть на альтернативные цивилизационные модели, пообщаться с их носителями, чтобы понять: что бы русские сами о себе не думали, мир по-прежнему относится к России с симпатией и интересом. Более того, я считаю, что возрождения русской цивилизации, возобновления ее (чрезвычайно успешного) творения Истории ждет не только «третий мир», БРИКС, бедная Южная Европа и патриархальная Франция, не только красный континент Южной Америки и параноидальная левая канадско-американская профессура, аудитория Раши Тудей. Ждущих гораздо больше.

Когда-то русские подарили миру прикладной социализм, полностью изменивший планетарную систему ценностей и социальную структуру развитых стран. Это факт. Никто на свете не сделал для создания современной системы социальных гарантий столько, сколько сделал Советский Союз, одним фактом своего наличия где-то там, за железным занавесом.

Сейчас те, кто помнит об этом, и видит, что Запад снова уперся в тупик, опять смотрят на Россию с надеждой. Ведь чем дальше, тем яснее: ничего умнее дериватива и айфона Запад для человечества не придумает. Планетарный баланс требует наличия альтернативы, а за ХХ век мир привык, что за таковую отвечают гневные и милостивые полубоги с Urala, из Sibiri и Zapolyarya. Непобедимые русские. Бичи Божьи, способные выпить бочку и оседлать медведя, — а потом загнать двунадесять вражеских языков за океан, утвердив поврежденный моральный Закон той силой, которая только в Правде. И гордо улыбнуться из космоса светлой улыбкой Гагарина.

ОНИ это помнят, а У НАС про это забыли. Приучились считать развесистой клюквой.

В этом наша… еще два года назад я бы сказал — трагедия. Сегодня скажу — вызов. Стимул. Точка приложения усилий.

У некоторых стран есть свои туристические рекламные слоганы. Иные довольно удачны. Например, у Индии — «!ncredible India». Спорить с ним невозможно, потому что Индия и правда невероятная.

Для России подошел бы такой слоган: Real Russia.

На фоне прочих, мы самые настоящие.

Давайте сюда лучших из чужаков, — мы покажем им русскую баню, и обучим любви к Человечеству.

Заодно и они нам чего-то напомнят, может быть.

—блогер wonderbull

Источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Метки: , , , ,

Комментарии запрещены.