Любовь и слуцкеры: Дело Козлова как оно есть

Специально для тех, кого интересуют не только лозунги и политические призывы, но и то, что же за ними стоит, публикую самый полный на текущий момент разбор по существу нашумевшего дела мужа Ольги Романовой Алексея Козлова. Если кто не помнит, именно ему был посвящен митинг на Новом Арбате, и вся эта драма продолжается и по сей день.

Максимально полное изучение данного вопроса я нашел у пользователя wyradhe, однако когда я захотел в очередной раз дать ссылку на этот материал — оказалось, что вместо него теперь написан бессвязный бред. Как утверждает proobman, автор поста был взломан именно с целью того, чтобы убрать из паблика данный материал.

Не выйдет. Кэш гугла помнит все. Читайте. Это весьма показательное чтиво:

Слуцков и Козлер, Слуцкер и Козлов. Они стали более тщательнее врать и более радикальнее завираться.

Ниже — долго и скучно, но показательно. Я не мог бы сказать «джентльмены, те, кто будет это читать, проведут время интересно и полезно». Полезно — надеюсь. Но уж точно не интересно. И совсем бесполезно и неинтересно тем, кто хочет узнать о составе судебного дела Козлова и его возможной виновности / невиновности, ПОТОМУ ЧТО НИЖЕ РЕЧЬ НЕ ОБ ЭТОМ, а об этом сказать я не мог бы ровно ничего. Сообщаю специально для граждан, мыслящих на уровне «либо Козлов бяка и виновен, либо он няка и невиновен» и отсылающих в твиттере к этому материалу за «внимательным ознакомлением с делом Козлова» или, не дай бог, за разбором и анализом означенного дела (да еще в обвинительном смысле). Им здесь не обломится.

(краткая вводная литература):

Сам Козлов: http://rus-sidyashaya.org/?p=668
Романова: http://www.novayagazeta.ru/columns/51606.html
и еще она же: http://newtimes.ru/articles/detail/50903/
и кое-что еще: http://moscow-post.ru/economics/a_vas_kozlov_proshu_ostatsja8633/ (ангажировано, против Козлова)

http://info-pravo.com/blog/prenija_po_delu_alekseja_kozlova/2012-03-12-6873

и вдобавок: http://www.moscow-post.ru/redactor/kozlov_v_chuzhom_ogorode8673/ (ангажировано, против Козлова)
и, можно сказать, продолжающаяся энциклопедия вопроса на специализированном юридическом сайте -http://pravo.ru/tags/6898/ Кто одолеет всю эту энциклопедию, тому компании Евростройгрупп, Вендорт и Кромптон будут просто как родные.

Можно сравнивать версии:

I. С большим интересом я уже года полтора слежу, как Ольга Романова работает с леммингами. В предыдущей итерации битвы Слуцкера с Козловым (2006/2008-2011) сообщать подробности леммингам было ни к чему, поскольку от них ничего не зависело, а те, от кого зависело, все подробности знали и так и интересовались только соотношениями сил в той клоаке (суждение оценочное), полноправными членами коей являются и Козлов, и Романова, и Слуцкер, и покровительствовавший ему, по словам Романовой, Миронов, и многие другие. И Слуцкер, и Козлов — маловысокохудожественные «бизнесмены», связанные (тогда) с разными фигурами в Совфеде, только разного калибра. Слуцкер сам был сенатор, а покровительствовал ему Миронов. Козлов был не столь велик, а числился помощником сенатора Маргелова.

Сама битва (подробнее см. ниже) велась из-за пакета акций компании Искож, каковой пакет Козлов — являвшийся тогда нанятым главой этого самого Искожа и Финвеста (которому принадлежал Искож) — продал, как оно выглядит по ходу событий (см. ниже), используя свои возможности главы, самому себе любимому, причем продал очень хитрым способом, через целую цепочку компаний. Строго говоря, он стоял за продажей этого пакета из Финвеста в следующее звено цепочки, инициировал (вместе со Слуцкером) продажу их от следующего звена к третьему, и купил эти акции у последнего звена цепочки (уже единолично) — а то, что он стоял за всей цепочкой, есть предмет судебного спора. Продал он этот пакет в итоге сам себе за 30 лимонов. Слуцкер озверел и заявил, что Козлов хапнул этот самый пакет мошеннически, да еще по многократно заниженной цене, поскольку рыночная-де цена пакета — .250 лимонов. Козлов настаивал на том, что вся операция с точки зрения формальной законности обделана чисто и Слуцкер может пойти отдохнуть. Завязалась кровавая битва. Сразу скажу, что я не могу судить о том, вправду ли афера Козлова нарушала формальный закон (приговор-то зависит только от этого), но что по существу тут вор воровским путем у вора дубинку крал — только вопрос, легальными ли методами или нет, — это, имхо, сомнению не подлежит (см., опять же, ниже, историю полетов).

Кровавая битва сперва привела к посадке Козлова, когда Слуцкер был в силе, а потом к его освобождению, когда Слуцкер стал рушиться (ныне он окончательно рухнул на свою доисторическую родину, в Израиль, где отныне и будет жить), см. http://wyradhe.livejournal.com/198205.html . Не зря, не зря возвысил голос Маргелов в защиту помощника своего Козлова, сказав о его аресте, что это «шок и дикость», и добавив: «Если бы дедушке Алексея [Козлова], великому советскому разведчику Науму Эйтингону сказали, что его внук будет арестован, он бы нашел, что ответить на эту провокацию. Алексей происходит из чекистской семьи, в которой к закону относятся не просто щепетильно, а чрезвычайно строго. Я не верю, что Алексей замешан в чем-то противоправном». И в самом деле, чекистская традиция сказалась: Московский суд Козлова в 2008 году посадил, а Верховный суд в сентябре 2011 приговор этот отменил и Козлов вышел на свободу — однако триумф Романова и Козлов устроили тогда совершенно напрасно, поскольку Верховный суд не просто отменил приговор, а постановил направить дело на пересмотр — то есть на проведение нового судебного следствия и — если оно не закроет дело — нового суда, причем с Козлова на весь соответствующий период была взята подписка о невыезде.

Поскольку переследствие и пересуд должна была осуществлять опять та же московская правоохренительная система, которая уже сажала Козлова, рассчитывать Козлов и Романова могли только на одно: на то, что поскольку Слуцкер уже пал, а Верховный суд выказал свое недоброхотство к приговору в адрес Козлова, то означенная московская система будет не заинтересована в том, чтобы показывать зубы людям, стоящим за решением Верховного суда и повторно сажать Козлова. Однако вышло иное: оказалось, что московская судейская система стала (как пишет сама Романова) воевать на этом фронте уже как за свое кровное, независимо ни от какого Слуцкера. И в самом деле, выпустить из зубов Козлова было бы равносильно признать собственное беззаконие при его прошлой посадке, а ведь Романова направо и налево громко клялась, что войны не кончит и доведет мужниных правоохренительных супостатов до нар или иных шелепуг. Поэтому Москва следственно-судебная смело приняла бой и даже нашла ход (см. ниже), подорвавший сейчас, на втором суде, всю концепцию защиты Козлова.

С того момента, как Москва судейская оказала намерение биться, приговор стал фактически предрешен, и все, что оставалось Романовой — это спешно вписывать Козлова в кампанию за освобождение политзаключенных. Что и осуществлялось и достигло апогея 10 марта на новоарбатском митинге за честные выборы, когда либеральные и прочие товарищи, 95 процентов коих ровно ничего конкретного не знают о деле Козлова, обнаружили, что от их имени «митинг» — то есть оргкомитет — принял резолюцию в его защиту и призвал всех явиться к суду в его поддержку. Человек 150 (примерно) явилось и в самом деле, некоторые из них в своих ЖЖ писали в стиле: посмотрела матчасть, Козлов виновен, но приду его поддерживать, потому что Романова мне нравится; а некоторые писали: посмотрела матчасть, считаю, что Козлов невиновен и приду его поддерживать, потому что Романова мне нравится.

Поскольку в этой итерации, т.о., пришлось все-таки объясняться с народом по существу, — потребовалось агитировать каких-то совершенно посторонних Романово-Козловской компании людей выходить к суду и пр., — то Романова стала освещать ситуацию с гораздо большим вниманием к реальности, чем раньше — см. ее теперешнюю линию в: http://www.novayagazeta.ru/columns/51606.html Два обновленных пункта: специально освещается вопрос о том, как же это честный и чистый Козлов пошел в 2006 году в партнеры к кругом криминальному одиозному Слуцкеру (ответ Романовой: бес попутал, роковая ошибка, но Козлов ее уже искупил), и почему же это Козлов покупал пакет акций Искожа по ужасно хитрой и долгой схеме (а вот тут Романова выдает ответ совсем уж фантастический, см. ниже — и в том вся ее виртуозность).

II. Теперь сабж — каким он представляется по совокупности и по сообщениям, прежде всего, самого же Козлова. Я подчеркну, что ход событий ниже излагается именно в соответствии с заявлениями Козлова, опубликованными Романовой (по первой ссылке) и со словами Романовой о взаимодействии Козлова и Слуцкера и фиктивности гендиректора Евростройгруппы Кольцова (вторая-третья ссылки и др.), а не по каким бы то ни было материалам стороны обвинения и вообще антикозловской стороны. Менее всего я мог бы доверяться обвинению — и ссылки выше даны в основном на материалы, защищающие Козлова (прежде всего на самого Козлова и Романову), а ход событий я излагаю вообще не используя утверждений стороны обвинения. Но вот если уж сами Козлов и Романова говорят о таких-то событиях, то тут я доверяю тому, что они уж наверное не придумали их облыжно, чтобы наклепать на самого Козлова и отягчить его участь.

Акт I. Жила была на свете компания Финвест, принадлежавшая Слуцкеру. Искож был одной из дочерних компаний Финвеста. В некоторый момент Слуцкер стал представителем кабмина Чувашии в Совете Федерации и потому номинально ушел из руководства компании Финвест. Но фактически остался у руля. О дальнейшем сам Козлов говорит: «в декабре 2004 года я и господин Слуцкер В.И. создали совместную компанию «Юнион Девелопмент». Задача компании – инвестиции в недвижимость. Моя доля составляла 10%, доля Слуцкера 90%, которая была оформлена на его охранника Михаила Пелега, он же Михаил Пелегашвили; Слуцкер являлся на тот момент членом Совета Федерации и не мог владеть долями напрямую».

С 2005 в Финвесте разразилась война — с рядом трупов и отсидок — между Слуцкером и его партнером по Финвесту Сафаряном. Вот на фоне этой войны и уже после трупов честный и чистый, но совершивший роковую ошибку Козлов, пошел еще глубже на службу к Слуцкеру — согласился возглавить в качестве главы Финвест, при том, что фактически Финвест будет Слуцкеров (т.е. согласился стать блюстителем Финвеста для Слуцкера). Признает это и сама Романова, писавшая: «Мой муж… с 2006 года возглавлял компанию «Финвест», в указанное время фактически принадлежавшую Слуцкеру В.И. и его партнеру Амбарцуму Сафаряну». Естественно, он не был собственником Финвеста — только его главой. В пакете с этим руководством Козлов и получил гендиректорство в некоторых дочерних компаниях Финвеста, в частности, в Искоже.

Как может быть Козлов при этом невиновен по делу, в котором его обвиняют — это как раз представить себе легко. Почему нет-то? Быть в таких отношениях со Слуцкером — это еще не значит, что то, что тебе инкриминирует Москва-судейская, действительно образует вину, и что приговор ее правосуден! Но вот как на фоне таких отношений со Слуцкером в 2004-2007, особенно после начала Слуцкеровой криминальной (согласно самой Романовой) войны в Финвесте — на фоне которой Козлов и принял из рук Слуцкера руководство Финвестом и управлял им по поручению Слуцкера- как на этом фоне из Козлова можно делать честного-и-чистого бизнесмена, светлую жертву адского Слуцкера — это тайна нашей пропаганды.

Акт II. Итак, 2006. Козлов — доверенный человек Слуцкера в качестве главы Финвеста и Искожа. Однако на самом деле он решил презлым заплатить Слуцкеру за предобрейшее и осуществил следующую операцию.

1. В 2006 года Козлов, как наемный глава Финвеста и Искожа, проводит решение о продаже пакета акций Искожа некоей компании Евростройгрупп у которой-де был гендиректор Кольцов. Козлов потом указывал, что плотно взаимодействовал с этим самым Кольцовым и излагал этот этап операции так: он, Козлов, как глава Финвеста и гендиректор Искожа, желал продать кому-нибудь крупный пакет акций этого самого Искожа. И нашел покупателя в лице этой самой ООО «Евростройгрупп», гендиректор коей Кольцов, с этого момента много и плотно взаимодействовавший с Козловым (по словам Козлова — см. его показания по первой из указанных мной ссылок и описание ниже; отмечу, что, как справедливо указывают, Козлов нигде не говорит, что встречался с ним лично) акции и купил, оплатив их полностью — 45 лимонов. Договор на эту куплю-продажу был подписан, натурально, означенным почтенным коммерсантом Кольцовым из Евростройгруппы.

2. Но потом, дескать, Кольцов из Евростройгрупп решил акции Искожа скинуть — не смог их продать, они оказались неликвидны. И пришел он в тот же самый Финвест к тому же самому Козлову (повторю, что Козлов не заявлял, что они встретились лично) просить его, Козлова, как-то помочь ему, Кольцову, акции эти кому-нибудь загнать обратно. И на тебе — интерес к этим акциям проявил теперь сам Козлов, хотя они и были так неликвидны. Об этом Козлов же и заявляет: «Акции «Искож» были интересны моей девелоперской компании «Юнион Девелопмент», принадлежащей мне и Слуцкеру — через охранника Пелега».

Напомню, что Юнион Девелопмент Козлову принадлежала на 10 проц., а Слуцкеру/Пелегу — на 90. Соответственно, при покупке пакета акций Искожа этой компанией Слуцкер/Пелег и Козлов получали бы этот пакет пропорционально.

Казалось бы, раз эти акции Искожа интересны вашей со Слуцкером компании Юнион Девелопмент, так пусть она и покупает эти акции обратно. Но увы — это почему-то подвергло бы, по словам Козлова, указанные акции угрозе рейдерского захвата, и Козлов решил воспользоваться такой схемой: пусть эти акции купит у Кольцова-Евростройгруппы еще одна компания — оффшор Вендорт Трейдерс (поскольку это оффшорная компания, находящаяся под защитой англо-саксонского права, то страшные рейдеры посягнуть на нее не могли бы) и пока подержит у себя. А там уж их — по позднейшим словам Козлова — должен был выкупить у Вендорта тот же Юнион Девелопмент.

Но почему-то этот пункт про Юнион Девелопмент остался невоплощенным на бумаге и оффшор Вендорт Тр. (гендиректор Самойлов) покупает у Кольцова-Евростройгруппы — с ведома Козлова — эти самые акции на таких неожиданных условиях: ежели Вендорт денег так и не заплатит, то всю неоплаченную часть акций должен отдать обратно тому же Кольцову-Евростройгруппе. Окей, продано.

3. Следующая стадия: Вендорт, стало быть, при акциях, а Евростройгруппа-Кольцов ждет от Вендорта-Самойлова уплаты за эти акции, а ежели Вендорт не уплотит, то все неоплаченное должно вернуться Евростройгруппе.

А между тем, пока Вендорт еще не оплатил, Евростройгруппа (Кольцов) уступает права на требование уплаты за акции (или, если нет уплаты, то самих акций обратно) еще одному оффшору — Кромптон (гендиректор Васильева)! К чему — тайна. Его право (январь 2007)

4. А у Вендорта, вот беда, денег-то и не нашлось оплатить акции. (И Слуцкер не нашел денег пока на выкуп этих акций, и план Козлова со Слуцкером на выкуп этих акций не может быть пока реализован). И является Самойлов (до того — гендиректор Вендорта) в Москву и вынужден, бедняга, вернуть эти акции как неоплаченные — но уже не Кольцову-комп.Евростройгруппа, а Васильевой-комп.Кромптон. И возвращает. (начало 2007 — в это время как раз осушествляется процесс разрыва Козлова и Слуцкера по иным причинам).

Обратим внимание: именно здесь, получается, плотно кинули исходные мечты Слуцкера. По планам, которые Козлов со Слуцкером согласовал на стадии (2), Вендорт должен был купить эти акции чин чином, целиком, оплатив все, а потом продать самим Козлову и Слуцкеру.

А вышло так, что у Вендорта, на минуточку, не нашлось денег, и акции укатились куда-то совсем вбок — в какой-то там оффшор Кромптон.

5. А далее Васильева-комп.Кромптон продает эти самые акции оффшору Карнавон Лимитед, возглавляемому не кем иным как самим товарищем Козловым лично. По цене 30 млн. (К этому времени Козлов и Слуцкер уже и партнерство разорвали — в апреле-мае 2007).

Вуаля!

Выходит, что акции, которые на стадии (2) должны были, по номинальным планам Козлова и Слуцкера, попасть в собственность компании Юнион-Девелопмент (в которой 90 процентов — доля Слуцкера, 10 — Козлова), и которые Слуцкер долго не выкупал, так что они для него «висели», — проделав хитрый круг, оказались — после разрыва Козлова и Слуцкера — в распоряжении Козлова единолично. И для Слуцкера перестали быть «зависшими», а стали недоступными.

Купил их Козлов за 30 лимонов. А реальная стоимость их, по оценке Слуцкера, 250 лимонов.

Чувствуете разницу, товарищи? На стадии (2), получается, Слуцкер собирался ВМЕСТЕ с Козловым по заниженной в разы цене (или хоть реальной, если не верить этим 250 миллионам) купить через серию перепродаж акции Искожа, причем именно Слуцкер был бы главным благополучателем этой сделки, а не Козлов (в пропорции 90:10). А при участии Козлова и при промедлении Слуцкера эта серия перепродаж как-то хитро продолжилась вбок — и увенчалась тем, что все эти акции достались по той самой заниженной (или реальной, если не верить этим 250 миллионам) цене Козлову единолично. И этот последний акт случился вскоре после разрыва Козлова и Слуцкера (который от планов приобретать эти акции, как видно, не отказывался).

Акт III. Слуцкер, понятное дело, озверел и кинулся вершить мстю. В 2008 Козлова арестовали. Романова по этому поводу трогательно пишет: «Было заведено уголовное дело, через год мужа арестовали. В момент ареста Леша завещал мне дать взятку следствию — как ему тогда казалось, он уже «почти договорился». Пришлось дать, обложившись свидетелями, поскольку иное мое поведение сидящий в тюрьме муж мог бы воспринять как предательство. Впрочем, я не сомневалась, что нас кинут, — и нас кинули. Муж это быстро сообразил, мы написали ворох заявлений (как и свидетели), но, разумеется, это никого не заинтересовало. Ведь у нас, чтобы посадить за вымогательство взятки, надо дать такую взятку, что и связываться не захочешь».

Истинно писали в США: трудно найти честного человека, который, раз продавшись тебе, потом тебя бы не надул.

«Облико морале» Козлова во взаимодействии этих двух партнеров — его самого и Слуцкера — из сказанного выше мне лично явствует кристально: он решил обойти Слуцкера (на каком-то этапе развития их отношений) и через перепродажи продать акции Искожа (гендиректором коего он был) самому себе уже в ипостаси главы совершенно другой конторы — оффшора Карнавон Лимитед.

Ни о каком честно-чистом приобретении акций Козловым, каким его рисует Романова (Козлову предложили купить акции, он и купил, при участии Козлова прошел только один, последний ход; сам Козлов рисует дело иначе, и говорит о своей причастности ко многим ходам, а также о том, что он сам захотел купить эти акции на последнем этапе, а не ему их предложили) при изложенной выше последовательности событий речи не идет (закон, впрочем, этого и не требует). Человек в результате продал акции сам себе через длинную серию промежуточных финтов. Это, однако, вовсе не означает, что на это есть закон — такие финты на то и финты, что могут оказаться вполне легальны (о чем см. ниже), но о самом характере операции говорит немало.

III. Романова пытается этот печальный для нее (не юридически — юридически это как раз ничего не значит, вины Козлова не означает — но ее лемминги могут и не простить) факт прикрыть вот такой мифоэпической версией: все эти продажи, изложенные выше, осуществлял никакой не Козлов, а сам Слуцкер, а Козлов ничего не знал об этом, и подключился только на стадии, когда ему, Козлову, предложила купить эти акции оффшорная компания Кромптон, да еще с санкции самого Искожа, — и бедный Козлов купил. А все это была коварная провокация Слуцкера, который решил подставить Козлова таким манером. Романова так и пишет: «Сначала Слуцкер продал акции завода [Искож] какой-то странной структуре «Евростройгрупп»… Потом «Евростройгрупп» продала акции офшору «Вендорт», контролируемому Слуцкером. Но «Вендорт» почему-то не стал платить за покупку, и акции вернулись к продавцу, «Евростройгрупп». Через некоторое время «Евростройгрупп» ровно за ту же цену продала пакет акций завода «Искож» компании «Кромптон»…. Мой муж не был акционером «Финвеста» и во всех сделках, о которых говорилось выше, никакого участия не принимал. Он два года мирно занимался делами завода «Искож», причем как наемный менеджер, но уже через свою собственную компанию разрабатывал инвестиционные предложения для завода. И тут мужу предложили купить акции этого завода, причем предложили юристы «Искожа»…. Мужу показалось, что он проверил всё, — и купил».
Да вот беда — эта сага полностью противоречит показаниям самого Козлова, которые у себя на сайте опубликовала сама Романова (см. по самой первой ссылке). Там Козлов подробнейшим образом представляет изложенные выше операции как операции, запущенные им, а никаким не Слуцкером.

IV. Но финты финтами, так, может, по закону-то эти финты не преследуемы? Ну, если Козлов обвел вокруг пальца Слуцкера, экая досада-то последнему — на это и статьи нет. Ну, хотел купить акции обратно у «Евростройгруппы», да покупать стал не прямо, а через Владивосток (путь акций: Евростройгрупп > Вендорт, который акции купил, но оплатить не смог > обратно-но-уже-не-в-Евростройгрупп-а-по-переуступленному-последним-праву-в-Кромптон > Козлов), с какими-то зигзагами и непонятными условиями сделок — но законы тут причем? Конечно, терзают смутные подозрения — если это все законно, то зачем так сложно? Но такие подозрения к делу не пришьешь и законы не запрещают цепочки сделок сами по себе и не возбраняют ездить из Москвы в Подольск через Жмеринку. Нечистым пахнет, ну так это эрефский бизнес, а законы к парфюмерии отношения не имеют (а запах отнюдь не всегда отвечает реальности — потому он и не доказательство).

Однако — и частично поэтому сейчас играют победные марши у судейских, а Романова судорожно втискивала Козлова в формат политзаключенного и резолюцию митинга — сляпаны эти финты оказались очень плохо. Причем накладки есть не в пользу обоих супостатов — и Слуцкера, и Козлова.

Что не в пользу Козлова.

Первое и главное. Козлов долго разъяснял, как он работал с почтенным коммерсантом Кольцовым, гендиректором Евростройгруппы, и как этот Кольцов чин по чину сделкой купил у него, Козлова, акции (стадия 1), а потом их продавал (см. по первой ссылке).

В судах 2008-2011 об этом Кольцове много не говорили.

А вот на этом суде возник этот самый Кольцов. И выяснилось, что это подставное лицо, которого Козлов в жизни своей не видал (Козлов это признает — о личных встречах с ним он и раньше никогда не говорил) — какой-то студент, который за 2000 ре продал сто лет назад кому-то свои паспортные данные для организации компаний с зицпредседателем в его, Кольцова, лице, и затем на его имя завели разные люди больше сотни компаний. Никакой подписи он нигде не ставил и ставить не имел права. То есть вся цепочка сделок становится незаконной уже по первому же звену: Кольцов не был никаким гендиректором никакой Евростройгруппы и никаких сделок не совершал и не мог совершать.

Линия нынешней газетной (романовской) защиты Козлова в этом месте состоит в том, что Кольцов-то подставное лицо и сделка с его «подписью» незаконна, но Козлов-то тут ни при чем, это все Слуцкер подстроил, а Козлов никаких сделок с участием имени Кольцова и не совершал. Но, увы, сам Козлов ранее подробнейшим образом излагал суду прямо противоположное, объясняя, как много он взаимодействовал с Кольцовым, будто бы настоящим гендиректором Евростройгруппы (сызнова отмечу, что об общении с Кольцовым глаза в глаза он не говорил — только о переговорах, обращениях Кольцова к Финвесту, согласованных с ним решениях и др.), и как он направлял первые сделки с участием Евростройгруппы , — и Романова все это успела опубликовать (см. по первой ссылке). Табло. Для того, чтобы считать Козлова в этом пункте безвинным, надо принимать, что глава Финвеста ведет ответственные многоэтапные переговоры и принимает согласованные решения с любой фикцией, от имени которой ему приходит какое-то предложение — без проверки того, что это вообще за такие люди. Кроме того, придется считать, что Слуцкер решил подставить собственного гендиректора просто из любви к искусству (хотя еще долго после этого держал его гендиректором и на тот момент они были в плотной спарке) и послал некую фиктивную контору вести с Козловым дела специально для того, чтобы Козлов на это купился, а потом соответствующие сделки можно было бы опротестовать как незаконные и этим Козлова утопить.

Вторая лажа всплыла и ранее: та самая Васильева, которая в этой цепочке сделок проходит как гендиректор оффшора Комптон (которому ушли акции от Вендорта и который перепродал их Козлову), — самолично появилась в суде и признала себя подставным лицом, а подпись свою — фиктивной. То есть и последняя и предпоследняя стадии цепочки становятся незаконными. И вновь ни Романова, ни Козлов этой фиктивности не отрицают, только уверяют, что это все Слуцкер им подсунул такую свинью — специально подобрал липовых «гендиректоров» в лице Кольцова и Васильевой, чтобы честный Козлов купился и купил у Васильевой акции, думая, что она имеет право их продавать, а потом на этом и подорвался бы как на мине. «Вы понимаете, это же была провокация!» — причем провокация, совершенная из чистой любви ко злу: Слуцкер затеял всю цепочку незаконных сделок с подставными лицами только для того, чтобы спровоцировать Козлова к ней подсоединиться якобы как к законной — а потом слить правду о том, что сделки-то — с фиктивными персонажами, и на этом Козлова посадить.

Опять же, беда только та, что раньше Романова и Козлов подробно представляли, что цепочкой занимался сначала сам Козлов.

А вот третью лажу допустил сам Слуцкер. Нельзя гнаться сразу за всем. В итерации 2008, как и в нынешней, Слуцкер желал доказать, что и директор Вендорта (Самойлов), передавший в начале 2007 акции от Вендорта к Кромптону, не имел на это никакого права, ибо к тому моменту, дескать, уже подал в отставку из гендиректоров и оставил этот пост. И. стало быть, передавал акции от Вендорта к Кромптону уже как самозванец, отчего и этот момент становится незаконным вдвойне — не только Васильева не имела права заключать эту сделку со стороны Кромптона, но и Самойлов-де не имел права заключать ее со стороны Вендорта — он уже не был в нем гендиректором.

И вот тут Слуцкер жестоко прокололся. Его сторона представила в прошлом суде не самого Самойлова, а оригинал документа, заявленного суду как Самойловская подача в отставку, и перевод этого оригинала российскими юристами. Так вот в переводе фамилия и роспись Самойлова были, а в оригинале их не было. Не доглядели-с. Но прошлый суд и это спокойно проглотил и засчитал эту лажу как заявление Самойлова об отставке. А нынешний — уже не засчитывает, и сейчас эти люди блеют, что тогда они по нечаянности ошибку допустили — чисто случайно всобачили в перевод то, чего не было в оригинале, а дальше уж и затмение на всех нашло — судили-де только по переводу (хотя защита вопила, что нет же этого в оригинале!).
Но зато на нынешний суд сторона обвинения представила роскошный оригинал заявления Самойлова об отставке. Другой. С фамилией и подписью. Правда, непонятно, не поддельный ли). Но нынешний суд удовлетворится таким оригиналом.

Особенно на фоне появления на суде липового гендиректора Кольцова. Кольцов нанес защите очень тяжелый удар, хотя защита сможет настаивать на том, что именем Кольцова кто-то вводил Козлова в заблуждение .

Резюме лично для меня ясно. Вор у вора (оценочные суждения, в моральном смысле) хотел дубинку украсть. Украл (точнее, увел, поскольку дубинка не перешла еще в собственность второго). Тот обиделся и посадил первого. Оба вора (оценочное суждение, в моральном смысле) при этом прокололись с липовыми бумажками и липовыми гендиректорами — один, когда сооружал свою цепочку перепродаж, а другой, когда с перебором решил доказывать незаконность этой цепочки. Ну, а Романова — что Романова… Какие лемминги, такая на них и Романова. Это вор у вора дубинку украл — означает именно моральную оценку, а не утверждение того, что Козлов юридически виновен перед законом по тому, что ему инкриминировали на суде — повторю в энный раз, что как раз он вполне может быть тут невиновен, и судить об этом я не могу, а мог бы только юрист, и не всякий юрист, а такой, кто подробно знаком с материалами дела. Я не утверждаю, что Козлов виновен перед законом в этом деле — я утверждаю, что Романова искажает факты и что нечего делать из Козлова честного и чистого бизнесмена.Основано это заключение: в первую очередь на том, что Козлов пошел в долю к Слуцкеру, а после того, как Слуцкер начал (согласно Романовой) внутри своих дел войну с трупами и заказными делами, Козлов сблизился со Слуцкером еще сильнее (возглавлял Финвест) — так излагает сама Романова; а во вторую очередь на том, что Козлов и Романова уже и по самой этой операции с акциями говорят то одно, то совершенно несовместимое с этим одним другое: то Козлов говорит, что уже и первая сделка проходила с его ведома и он сам ей занимался, и дальше был в курсе дела, и вторая сделка также проходила с его ведома, по его желанию и в его (и Слуцкера) интересах (* — http://wyradhe.livejournal.com/237846.html?thread=6352406#t6352406 ) — то Романова говорит, что он не имел к этим сделкам никакого отношения.

Сам по себе тот факт, что человек может продать рубашку или пакет акций, а через год купить ее у десятого лица, к которому этот товар успел за год из рук в руки перейти, подозрений в том, что это хотя бы в моральном смысле было «вор у вора…», не вызывает. А вот если этот человек и его защитники начинают (1) приводить взаимоисключающие версии того, какое же отношение он имеет к этим перепродажам, и лгать по поводу этого человека вообще, а (2) сам этот человек несколько лет был союзником и сотрудником Слуцкера (и углубил это сотрудничество после начала Слуцкером войны, включающей покойников и заказуху — как пишет сама же Романова), а (3) сама перепродажа, по словам этого самого человека, выглядела так: сначала они со Слуцкером решили этот пакет купить на себя двоих вместе, а потом он покатился по другой цепочке и в итоге, после их расхождения, достался этому человеку одному (и Слуцкер из-за этого вошел с ним в новый конфликт), — то вот по совокупности всего этого, прежде всего первых двух пунктов, моральная квалификация «вор у вора», по мне, тут вполне уместна.

(Прим. ред:). Повторю, однако, уже сказанное выше — по-видимому, повторить это слишком много раз нельзя: не будучи юристом, человек может оценивать вероятную суть дела, но не то, нарушает ли оно закон.Вранье Романовой и Ко имеет место, но инкриминируют Козлову не вранье по поводу этих операций, а сами операции как формально нарушающие закон, а насколько они нелегальны — вот этого, не будучи юристом и не владея материалами дела намного более подробно, сказать нельзя. Юридически здесь, например, многое вертится даже вокруг того, имеет ли право Вендорт (обвинивший Козлова — уже при новом своем гендиректоре — в мошенническом присвоении его, Вендорта, акций) вообще обвинять в этом Козлова, коль скоро он-то, Вендорт, эти акции не оплатил; и вокруг того, насколько доказуемо, что Кромптон не просто фиктивная компания, а карманная фикция самого Козлова,- а не соседа Яшки (по делу это может представляться более или менее ясно, но вопрос в том, насколько это доказуемо юридически, а не «ясно на пальцах», по пальцам может судить публика, но не суд), и т.д. Опять же, если дело формально законное, то зачем Романовой и Козлову врать о нем почтеннейшей публике (а они врали либо раньше, либо сейчас — см. гигантскую разницу между материалами по первой и по второй-третьей ссылкам в начале поста — а вернее всего, И раньше, И сейчас) — но это опять же аргумент для публики при составлении мнения, а не для соблюдающего положенные процедуры суда при вынесении приговора. Из юридических аргументов за виновность я знаю только один (но я-то не юрист и не могу вполне оценивать юридическую прелесть этих украинских ночей) — то, что первая же сделка с этими акциями, за которой стоял Козлов (продажа их Финвестом Евростройгруппе — «Кольцову») была заключена незаконно, Кольцов в ней реально не участвовал и ничего не подписывал и вообще не появлялся на горизонте Козлова — а Козлов ранее утверждал, что Кольцов участвовал и они плотно друг с другом взаимодействовали. Но я не могу судить о том, можно ли этот эпизод понять так, чтобы он не обличал Козлова — юриспруденция работает не на глаз, а человек может быть введен в заблуждение фиктивным партнером своей компании.

Подчеркну. Те, кто смотрел материалы и пришли по этим материалам к выводу (уж как им это удалось — их дело), что Козлов был добросовестным приобретателем акций и тем самым не может нести никакой ответственности за цепочку этих незаконных афер и за любую из них — тех я леммингами никак не назову, хотя с ними не вижу причин соглашаться (как и настаивать на противоположном) . Независимо от этого первая серия судов была феерически неправосудной — одного фальсификата с Самойловым хватает — а второй, нынешний — как минимум, как ангажированный, хотя это не значит непременно, что он вынес неправосудный приговор, но вот об этом опять может судить только юрист, знающий все дело). Но вот тезис «Козлов — честный бизнесмен, он явно невиновен, он сам и Романова это убедительно продемонстрировали» (с этим тезисом и носится большинство защитников Козлова и сама Романова, «Новая Газета» и Ко) — этот тезис явно не держит воды, и чтобы оценить вот это, юристом быть не надо. И лемминги — это не те, кто, владея соотв. юридическими знаниями, считает, что суд прошел с нарушениями и нужен пересуд, и не те, кто опять же как юристы и зная дело, считают, что инкриминируемые Козлову операции вообще не образуют вины перед законом (хотя оценить то, правы они или нет, и не мог бы никто, кроме юристов, знающих весь материал по этому делу очень подробно) — а те, кто принимают на веру вышеупомянутый тезис и те, кто никаких материалов, кроме Романовских статей, не смотрел, но тем не менее уже твердо знают, что Козлов чист по этому делу перед законом.

P.S. Яркие примеры работы т. Романовой:

http://wyradhe.livejournal.com/237846.html?thread=6361622#t6361622

Вот за это и выходили митинговать на Новый Арбат. За завод «Искож», землю под ним на западе Москвы, а также цепочку офшоров «Вендорт» и «Кромптон».

Не могу не согласиться с Ольгой Романовой, что это именно те вещи, ради которых стоит выходить на митинг.

Источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Метки: , , ,

Комментарии запрещены.