Чулпан Хаматова как крушение мифа

«Я вдруг опомнился и понял,
что идет в России «кутеж и обман»,
что в ней встала левая «опричнина»,
завладевшая всею Россиею и
плещущая купоросом в лицо каждому,
кто не примкнет «к оппозиции
с семгой», к «оппозиции с шампанским
»

/В.Розанов «Опавшие листья»/

Ролик с участием Ч.Хаматовой неслучайно взорвал оппозиционную твиттер-блого-ЖЖ-сферу, т.к. бил по главному. По фундаментальной идее: «все хорошие – с нами, все плохие – с ними».

Разумеется, тут же повылезала куча всякого самоуспокоительного: «заставили, купили, согнали». Но все равно, по градусу истерики чувствуется, что это ломает всю концепцию, и собственной веры в чужую подставу катастрофически не хватает:

4irikova «Никогда бы не подумала, что в критический момент Ксения Собчак окажется смелее и нравственнее Хаматовой».

Очевидно, что их целью была интеллектуальная блокада власти, но идея проваливается на глазах. В том числе и потому, что ее организаторы не удержались от соблазна перейти на медийно эффект(ив)ное, но имиджево сомнительное хамство.

«Злому и грубому чекисту» изначально предполагалось противопоставить слезливых, кристально честных интеллигентов в чеховских очочках, но в итоге образом сопротивления невольно стали самодовольная раблезианская физия Быкова, норковые гламдуры да лесные истерички. И все это в сопровождении неинтеллигентного плакатного креатива, рассчитанного на бугагашную Интернет-гопоту.

Чем больше они обижались на ярлык «бандерлоги», тем больше становились похожими на обезьяний народ, и прежде всего претензиями на а) статус лучших людей и б) монополию на истину, совесть и искренность:

«Нет в джунглях народа более мудрого, доброго, ловкого, сильного и кроткого, чем Бандар-Логи! … Мы велики! Мы свободны! Мы достойны восхищения! Достойны восхищения, как ни один народ в джунглях! Мы все так говорим — значит, это правда! — кричали они».

И в этом их существенная ошибка. Заведомое принижение интеллектуального уровня оппонента и приписывание ему неискренности (все те же «купили-согнали-заставили») в итоге привели даже колеблющихся к вере в свои убеждения, а твердых – к бескомпромиссности.

Плюс к тому успешно сыграла власть, которой удалось трансформировать некомфортную ситуацию «общество против жуликов-воров во власти» во «все против революции», поставив многих перед выбором меньшего зла. Для народа с вечно актуальной историей это выбор весьма и весьма серьезный, не уровня бугага. Вместо охранительства режима болоту теперь противостоит охранительство страны, а это уже, как говорится, «две большие разницы»: серьезный прокол одних и успех других.

Мудрая жертва Газпрома трезво констатировала: «Цель /власти/ … – найти правильные лозунги, отражающие страхи среднего избирателя. Они найдены – «Нам есть, что терять» (всем есть, что терять) и «Долой оранжевую революцию» (революция ассоциируется с насилием, а «оранжевая» – с американской военщиной). Лозунг же «За честные выборы» на Болотной был размыт другими лозунгами и требованиями».

А хомячковый азарт молодежи, противопоставляющей «скучной» политике взрослых свое гормонально-возрастное хулиганство, стоило речи зайти о судьбе страны, лишь усилил контрреволюционные настроения даже у тех, кто имел основания быть недовольными своим положением в современной России. «Уж лучше чекисты и нудные чиновники, чем эта галдящая свора» - появление таких ощущений в офф-лайне отрицать нельзя.

А тут еще власть сама заговорила о переменах в себе, да еще и «кровавый режим» спокойно допустил митинги с провокационными лозунгами, которые в оплотах демократии давно бы разогнали – и выяснилось, что диктатура сильно преувеличена.

Последней точкой революционной опоры (соломинкой?) стала идея «честных выборов», на которой в декабре удалось поднять средний класс и молодежь, т.к. технология беспроигрышная (обвинить в фальсификациях можно всегда), обкатана на других странах и щекочет самолюбие любого, чей выбор проиграл.

Но на мартовских выборах эта идея работает против оппозиции, как ни хорохорятся ее идеологи по поводу шансов оппонентов Путина. Единственное, что им осталось: говорить о нечестности выборов вообще – «в список не попали все кандидаты, не дают эфира». Но тоже сомнительно: верить, что условный рыжков-немцов, будучи в кандидатском списке, оказался бы смертельным для режима, может лишь самый либеральный обыватель, да и то не в России.

Один товарищ вспоминал , как 25 лет назад спрашивал Генсека компатии США тов. Гэса Холла, почему его партию не поддерживают массы американцев? (партия-то была крошечная не только по американским меркам). Лидер американских коммунистов ответил (видимо, искренне): «Потому что американские СМИ, принадлежащие большому бизнесу, не пускают нас на телевидение. Если бы нам позволили хотя бы в течении 2 недель рассказывать телезрителям всю правду, за нас голосовала бы половина Америки!».

Впрочем, даже в нашей либеральной среде прагматиков, пожалуй, больше, чем романтиков: «Почему-то в кругах продвинутой интеллигенции считается, что стоит представителям демократического движения появиться на телеэкранах, как наступит полная благодать и народ кинется свергать Путина. Представители оппозиции все чаще появляются на экранах, но, кажется, робкие попытки цензурируемой дискуссии дают ровно противоположный эффект: обыватель, как раз и составляющий ядерную аудиторию телевизора, еще больше пугается и укрепляется во мнении, что поддерживать надо только Путина и никого более».

Разумеется, в марте обязательно начнут играть цифрами: будет много за Путина – «нам опять врут!!!», «унасукралиголоса!!!» и т.п.; мало –  «даже при фальсификациях провал!!!», а также выдавать поражения за победы («второй тур – уже катастрофа для власти»). И градус протеста вполне может сохраниться (тем паче потеплеет). Однако системные ошибки устранить вряд ли удастся, и это важно для всех инакомыслящих интеллектуалов.

Ибо главное, что они оказались абсолютно не готовы к тому, чтобы их точка зрения – ультра-либеральная – была в обществе ОДНОЙ ИЗ возможных. Т.е. в том смысле, как это принято в нормальном демократическом обществе, где точки зрения состязаются и имеют своих искренних приверженцев, уважающих право другого на свои убеждения.

Наши же одиозусы отрицают право на убеждения (не говоря уже о хоть какой-то доле их истинности) не только у сторонников власти – здесь все ясно: «холуи» и т.п. Но они затоптали даже потенциальных союзников, о чем грустно поведал революционный Эдичка: «Отпихивая все иные протестные силы, радостно, самоупоенно  провозгласили себя любимых, креативных, богатых, — единственной силой протеста. И вот достукались, теперь по их же желанию (а у власти оказывается было такое же желание, -» да это ваш протест, голубчики, протест богатых, среднего класса, исключительно ваш! и больше ничей!») — ВСЮ ВОЛНУ протеста идентифицируют как исключительно бунт про-западных либералов».

Ну а фактор Суходрищева никто не отменял. Да, противно, что выборы президента всей, а не виртуальной России будут проходить не на Болотной, а среди всех налогоплательщиков. И там хоть с Чуровым, хоть без, фупротивный «токарь из Перми» имеет точно такой же 1 (один) голос, как и редактор журнала с голыми бабами – ибо это один из тех самых омерзительных принципов демократии, за которую вы номинально сражаетесь, ничего не попишешь. Поэтому – флаг в руки, возьмитесь за руки, чтоб не попасть в одиночки, сжимайте кольца, перекрывая всем выезд на Садовое, ударяйте автопробегами по трафику и нервам москвичей. А вот про свою претензию на ум, честь и совесть лучше потихоньку забудьте. Прошлый претендент на монополию на эти штуки, как известно, плохо кончил.

блогер revolucii-net

Источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Метки: ,

Комментарии запрещены.