Балабанов, Брат…

Это была зима 1997-1998 года…

Телевизор у меня был. Еще старый советский «Шилялис». Маленький, переносной, черно-белый. До сих пор, кстати, пашет. Но 12 декабря 1997 года я «Брата» не смотрел. Почему? Да я ненавидел российское кино девяностых. Посмотришь какое дерьмо, так повеситься хочется. И так жизнь была не мед на огурце. А я тогда заканчивал психфак, уже за деньги. Денег не было, извивался как мог. Торговал видеокассетами на рынке. Минус тридцать, полушубок, валенки, водка и кассеты. Пиратские, естественно, хотя всем говорили за лицензию, ага. Кстати, и братки, и менты свою долю брали новинками кинопроката. «Орешки крепкие» и прочий голливуд шел всегда на ура. А сам я не смотрел энти кассеты. Почему? А видика не было. Денег не хватало, ибо сжирали весь ежедневный доход: учеба да съемная квартира. Ну и на сигареты оставалось.

Вот…
А потом появился «Брат». Перебитая морда Бодрова симпатий у меня не вызывала. Очередное, думаю, гонево аля Панкратов-Черный. Только вот именно этот фильм у меня скупали оптом.
- «Брат» есть?
- Ага.
- Сколько?
- 20 рублей. (Дело было уже после деноминации. Впрочем, может и не двадцать, может и десять, не помню)
- Не, сколько кассет есть?
- Пять.
- Беру все.
Кассеты зажевывались, истирались, случайно перезаписывались, ломались, потому народ приходил снова и снова.
Рекорд был — за день продал 60 штук. А мне, как продавцу, 10% капало зарплаты. В черную, естественно. Тогда все в черную работали.
Ну, думаю, что за фильм-то? Не, понимаю, что продавец должен в товаре разбираться и следить за новинками. Только вот лень было. Всем говорил, что фильм мегакрутой. В принципе, все фильмы мегакрутые. Смотря для кого…
В конце концов, взял кассету, поехал к друзьям.
- Ты че, Леха, не смотрел?
- Неа!
Врубили кассету…
И я поплыл.
Это был настоящий прорыв протеста против той гнили, которая нас окружала. «Не брат ты мне, гнида черножопая», в те годы, когда ссучившийся Лебедь сдал победу, а президент России унижался перед каким-то абреком…  Это была какая-то точка невозвращения, еще чуть-чуть и все. Аут. Девяностые это же какая-то хмарь без просвета. И вот этот тонкий-тонкий лучик, давший мне (нам) вспомнить, что мы еще что-то можем. Хотя бы на уровне «гниды». В тот момент мы стали оглядываться в поисках себя.

А потом был «Брат-2″
Это уже был двухтысячный. Бухой Ельцин тогда здорово обрадовал всю страну под новый год. В дружном порыве эта страна проголосовала за Путина. Тогда я уже вовсю работал на выборах. Я помню, с каким восторгом народ реагировал и на Путина, и на «Единство». Реально с восторгом. Подняв немного бабла, я долго размышлял — чего купить? То ли комп, то ли «копейку». Купил комп. Жрать сразу нечего стало, как обычно. Под кроватью у меня стояли две трехлитровых банки. Одна с простоквашей, другая с вареньем. Вот и лопал неделю. До первого денежного прихода. Убили Гонгадзе, появилась «ВИА-ГРА», утонул «Курск», выбрали Джорджа Буша-младшего. А на маленьком экране «Шилялиса» Данила Богров отомстил за Севастополь и… «Мы, русские, своих не бросаем». Тогда из каждого окна общаги доносилось:

No, we аre Russians

После этих фильмов перестало стало стыдно называть себя русским. И быть — русским.
Я не знаю, что такое культовый фильм. Я понятия не имею, что сделали Бодров и Балабанов. Знаю одно точно, эти два фильма сдвинули с мертвой точки мое сознание.
Спасибо им обоим.
Да, и еще….
Фразы из фильмов намертво впечатались в русский культурный код и стали своеобразными паролями.
Проверено на одесском Морвокзале. Так ведь, Андрюха?

—Алексей Ивакин

Источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Метки: , , , , ,

Комментарии запрещены.