Баба Сима — соль земли (2)

Знойным июльским утром, в сельпо деревни Фатеево вошла баба Сима.

- Здравствуй, Люда, — поздоровалась она с густо накрашенной продавщицей, — Кто фингал-то поставил? Федька? Из-за Витьки? Смотри, доблядишься.

- А что?

- А ничего. За ум пора взяться – выбирай быстрее кого из них, а то они друг дружку из-за тебя поубивают. Да и тебя, суку, заодно прибьют. Или ты что, всех кобелей вокруг себя собрать хочешь? Королева, етита! Я в твои годы…

- Не надо меня учить жить!

Баба Сима подняла свою тяжелую клюку, но Людка быстро юркнула в подсобку.

- Ладно, вылазь. Не буду ныне учить. Подай мне хлеба и соли.

Продавщица украдкой вышла и подала требуемое.

- Двадцать восемь рублей, баба Сима, — сказала она вежливо, — Соль заканчивается. В магазине еще пять пакетов только осталось.

- Бог с ней, солью – войны бы не было. Прощай до завтра, Люда.

На обратном пути к дому, баба Сима встретила свою старую знакомую – бабу Зою.

- Зойк! Ты солить чего хотела? Ну, дык беги в магазин – соль заканчивается.

Последняя, бросив все дела, побежала в сельпо, попутно оповещая всю округу:

- Соль заканчивается!

- Как же так Зоя?! — кричали ей вслед люди, — Совсем заканчивается?

Та не отвечала, а потому пошла молва по деревне – в стране заканчивается соль.

Через полчаса перед магазином собралась толпа.

- Как же так, дочка, — спрашивали бабки продавщицу, — Совсем теперь помирать без соли-то?

- Завтра привезут! – кричала Люда.

Но люди волновались и не верили ей.

- Ты и в тот раз говорила, что водку вскоре привезут! А привезли только через неделю! – орали мужики.

Вскоре к толпе присоединился дачник – Леонид Озман. Перед ним, как перед интеллигентным человеком, все расступились.

- Соли нет? Ничего удивительного. Да. Режим решил уморить нас голодом, — сказал он, протирая очки. — Я ожидал этого давно. Если вы читали мою статью…

- Что же теперь делать? Осень на носу – чем грибы то с огурцами солить?!– воскликнул народ.

- Надо свергать Режим. Это единственный выход. Сегодня нет соли, а завтра… фашизм, СМЕРШ, СС.

Через три часа в деревню приехали микроавтобусы из Москвы.

Люди из них быстро установили сцену, подключили колонки и развесили плакаты.

- Соль-то привезли, кормильцы? – спрашивали у них бабки.

- Соль? Какую соль? Нет, мы привезли Витю Шендеровича. Он сейчас будет выступать!

- Артист?

- Артист.

- Бабы, сейчас концерт будет! – разнеслось над деревней.

Когда Шендерович вышел к микрофону, люд зааплодировал, а детишки пролезли к сцене.

Но Виктор не спешил петь. Он начал говорить странные слова:

- Вы за кого голосовали, любимые мои?

- За Вову, понятно. Некоторые – за коммунистов.

- Вот видите?! А что он вам дал?

- Пенсии подняли, газ провели, телефон поставили, фонари повесили, дорогу чистить зимой стали – скорая помощь теперь проехать может, а то умирали без причастия.

- И это все?!

- Нет! Еще Вальку-стерву продавщицу уволили, а Людку поставили. Она тоже херовая, но лучше.

- А свободу вам дали?

- Вот свободы нам не дали. А где и когда ее выдавали? Может, сперли? Не иначе председатель сельсовета прикарманила – это она у нас подарки распределяет!

- Вот! Хотите ее получить?!

- Хотим! – закричали люди.

А баба Зоя прорвалась к сцене и подняла руку:

- Можно мне две свободы, в одни руки! Мой на рыбалке – прийтить не сможет!

В это время, на шум вышла баба Сима.

Быстро оценив ситуацию, она вернулась домой и достала из-под кровати MG 42 – трофейный немецкий пулемет, который привезла с собой из Берлина, в 1945-м году.

…Витя Шендерович постучал по микрофону и набрал полные легкие воздуха, что бы прокричать “мы здесь власть!”. Тут-то тяжелый приклад и обрушился на его затылок – он слетел со сцены в народ.

- Ну что? – спросила баба Сима, ставя пулемет на микрофонную стойку – Кто здесь власть?!

Она передернула затвор и огненная струя начала резать плакаты и белые шарики. Брызги гильз хлынули со сцены – ребятишки кинулись подбирать их.

Баба Сима прекратила стрельбу и сказала:

- Не обожгитесь, мальцы. Горячие они еще.

- А вы, — обратилась она к приезжим, — скондибобером отправляйтесь обратно в кабыль… в свою Москву. Этого (она показала на Витю) заберите с собой.

Гости без разговоров засобирались.

Баба Сима спустилась со сцены с пулеметом наперевес и подошла к Озману. Он плохо видел – очки его запотели от ужаса.

- СС, говоришь? Посмотри-ка, милок, — проговорила она, снимая у Леонида очки.

В ее руке, была красная корочка. И на ней было написано СМЕРШ.

- Становись к стене, мразь. За тех… Во имя тех, кто отдал свою жизнь в кровавой борьбе с фашистами, я приговариваю тебя…

Но подъехал наряд полиции из города. Бабу Симу успокоили – не дали сделать того, чего она хотела. А приезжих просто поторопили.

…………………

- Баба Сима, — спросил сержант, который помогал ей нести пулемет до дома, — а можно пострелять в овраге?

- Постреляй, — отвечала она, — но не больше одной ленты. Те, что с трассерами, – не бери.

- Спасибо!

Зайдя в дом, баба Сима закрыла дверь и присев на кровать, тихо заплакала. Перед ней мелькали лица молодых ребят в военной форме, о которых осталась только память.

- Скоро уж свидимся, — прошептала она и вытерла слезы.

— Влад Лавров

Источник

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Метки: , , , , , , , , ,

Комментарии запрещены.